Статьи
 
© В.П. Юдин

О родоплеменном составе могулов Могулистана и Могулии и их этнических связях с казахами и другими соседними народами.

Известия АН Каз.ССР, 1965 - номер 3 - С.52-65.

Могулы, игравшие важную роль в XIV-XVII вв. в истории народов Центральной Азии, сошли с исторической арены, потеряв свою государственность и исчезнув как этнический коллектив. Работ, посвященных им непосредственно, мало, история их рассматривалась, как правило, попутно, в связи с изучением исторических судеб других народов. Лучшая работа - это брошюра акад. В.В. Бартольда "Очерк истории Семиречья", но и в ней могулам отведен лишь один раздел. В целом он конспективен и отчасти уже устарел. Между тем, история могулов - это большая самостоятельная проблема. Без ее разрешения не могут быть правильно поняты многие стороны исторического процесса в Центральной Азии. Одним из важных вопросов истории могулов является их этническое взаимодействие с казахами, киргизами и другими народами.

Родоплеменной состав могулов

Сведения о могульских родах и племенах, содержащиеся в персо- и тюркоязычных нарративных источниках, довольно скудны. К тому же они рассеяны по целому ряду сочинений. Только сведение их воедино может воссоздать приблизительную картину родоплеменного состава могулов. Основными источниками являются "Тарих-и Рашиди" Мирза Мухаммад Хайдар доглата, "Тарих" Шах Махмуд бен Мирза Фазил чораса и "Тарих-и Кашгар" анонимного автора. Помимо этого, для XIV и XV столетий такие сведения, обычно повторяющие друг друга, содержатся в сочинениях Хафиз-и Абру, Шараф ад-Дина Али Йазди, Низам ад-Дина Шами, Абд ар-Раззака Самарканди, Мирхонда и Хондемира. Ниже мы приводим названия могульских родов и племен и даем по каждому из них краткие сведения, которые могут быть извлечены из этих сочинений.

Кераит [арабская надпись - А.Р.] Аймак под таким названием в числе других был отправлен Туглук-Тимур-ханом (умер в 1362/.63 г.) для завоевания Мавераннахра [1]. Против кераитов в район Алмату посылал войско Эмир Тимур [2]. Во время похода Улугбека в Могулистан (начался 17.II 1425 г.) в районе Йанги-Тараза был обнаружен Ибрахим, сын Тук-Тимура, один из предводителей аймака кераит [3]. Других сведений об аймаке кераит в составе могулов в источниках нет. Из сообщения Махмуд чораса о том, что в случае движения могульского войска на север или запад командование передавалось эмирам правого крыла, а из их числа - эмирам племен чорас, дохтуй и кераит [4], не ясно, было ли в то время (конец XVI-начало XVII в.) в составе могулов племя кераит, или же автор сообщает сведения о когда-то существовавшем обычае.

Канглы [арабская надпись - А.Р.] = Бекчик [арабская надпись - А.Р.] Аймак канглы также входил в число трех аймаков, посланных Туглук-Тимуром для завоевания Мавераннахра [5]. Во главе его стоял Бекчик. Известно, что это имя носил купец, который помог Туглук-Тимуру на его пути из племени дохтуй в Аксу, к эмиру Пуладчи [6]. Известно также, что Туглук-Тимур возвеличил тех лиц, которые помогали ему в пути; от них пошли новые могульские племена. Со времени после смерти Туглук-Тимура из источников исчезает этноним канглы. и вместо него появляется название нового племени - бекчик. Это заставляет нас предположить, что аймаку канглы было присвоено новое наименование - по имени владетеля племени, т.е. произошло переименование племени. "Тарих-и Рашиди" сообщает, что после смерти Вайс-хана (1428 г.) бекчики ушли от Исан-Буги, и их предводитель Мир Хакк-Берди бекчик обосновался на Кой-Суйи на Иссык-Куле, устроил своих людей на острове и начал нападать на Сайрам и Туркестан [7]. Бекчики упоминаются в списке племенных подразделений войска Султан Саид-хана [8]. В последующее время их представители действовали по всей Могулии [9].

Аркануд, арканут [арабская надпись - А.Р.] Также один из аймаков, посланных Туглук-Тимуром в Мавераннахр. В "Раузат ас-сафа" сообщается, что Улугбек во время похода в Могулистан останавливался в Аркануд-кошун [10]. N. Elias отождествлял это племя с алакнутами и олкунутами [11], а Н.А. Аристов с аргынами [12]. Оба отождествления сомнительны.

Сулдуз [арабская надпись - А.Р.] Сообщение об этом племени как о могульском содержится в "Раузат ас-сафа" при описании похода Улугбека в Могулистан [13]. Племя это под руководством Олджай-Тимура находилось под Йанги-Таразом.

Доглат [арабская надпись - А.Р.] Доглаты принимали активное участие в политической жизни Могулистана и были одним из его могущественных племен. Эмирам этого племени была передана Кашгария. Однако доглаты действовали и на других территориях. Во время смут после смерти Вайс-хана Мир Мухаммад-Шах доглат после ссоры с младшим сыном Вайс-хана Исан-Бугой ушел в Ат-Баши, а Мир Карим-Берди - тaкжe доглат - обосновался в Ала-Буга на границе с Андижаном и Ферганой [14]. Затем Мир Карим-Берди присоединился к старшему сыну Вайс-хана Султан Иунус-хану, правившему в северной части Могулистана [15]. Следовательно, отдельные ветви доглатов распространялись и на территорию Семиречья.

Чорас [арабская надпись - А.Р.] Известно, что эмиры этого племени не соглашались принять вместе с Туглук-Тимуром ислам [16]. Они оспаривали у бекчиков право на первенство на войне и охоте [17]. После смерти Вайс-хана чорасы отказались признавать Исан-Бугу ханом и ушли к ойратам Амасанчи-тайши [18]. Они вновь признали власть могульских ханов только ко времени правления Султан Ахмад (Алача)-хана [19]. С этого времени отдельные представители племени чорас проходят через всю историю Могулистана и Могулии.

Курлагут [арабская надпись - А.Р.] Племя зарегистрировано для времени Туглук-Тимура [20]. Его можно отождествить с известным в истории Дашт-и Кипчака племенем курлаут [арабская надпись - А.Р.] "Курлауты... составляют теперь между киргизами (казахами.- В. Ю.) отделение от рода кипчак". Род курлеут-кыпшак населял Тургайскую степь [21]. Отождествление N. Еliasa курлагутов с карлуками невозможно [22].

Карлук [арабская надпись - А.Р.] Представители карлуков упоминаются в составе войск Султан Саид-хана и Мирза Абу-Бакра [23].

Итарчи [арабская надпись - А.Р.] = Барак [арабская надпись - А.Р.] Акбарак [арабская надпись - А.Р.] Родоначальником эмиров племени итарчи был Арджирак, сопровождавший Хизр-хана (умер в 1399 г.) в бегах [24]. Итарчи упоминаются в составе войска Султан Саид-хана. В дальнейшем это племя становится известным под наименованиями барак и акбарак [25].

Кончи [арабская надпись - А.Р.] = Сагрычи [арабская надпись - А.Р.] Родоначальником эмиров племени кончи был хорезмский купец, сопровождавший Хизр-хана в бегах [26]. Это сообщение могло бы показаться странным, так как сведения об этом племени, как об одном из наиболее древних, ведущем свое происхождение со времени до Чингиз-хана, сообщает еще Фазлал-лах Рашид ад-Дин в "Джами ат-таварих". Однако это недоразумение разъясняется очень легко: другие источники называют это племя термином сагрычи [27], т.е. племя кончи получило второе название, которое затем за ним и закрепилось, чему в преданиях могулов и источниках придавалось значение образования нового племени. И то, и другое названия имеют значение "кожевник" с более узким оттенком у сагрычи - "кожевник, производящий кожи сорта саурасагры". После смерти Вайс-хана оно также ушло от Исан-Буги и скиталось в степях Могулистана [28]. Затем оно присоединилось к Йунус-хану и служило ему одной из основных опорных сил [29]. Эмиры племени сагрычи упоминаются в перечне племен Султан Саид-хана. Затем сагрычи играют активную роль в политической жизни Могулии.

Кушчи [арабская надпись - А.Р.] В бегах Хизр-хана сопровождал также некий охотник из Чалыша. По "Тарих-и Рашиди" он был родоначальником эмиров племени кушчи. В переводе слово кушчи означает "охотник с ловчей птицей". Это племя имело второе название - кукельдаш [30]. Возникают значительные трудности при определении в соответствующих текстах значения слова кукельдаш: имеет ли оно этническое значение, употреблено ли в значении названия должности или служит для обозначения родственных отношений. В источниках есть указание на то, что подсчет Султан Саид-ханом своих людей перед походом на Кашгар по племенам не учитывает кушчи [31]. Из этого сообщения не ясно, были ли в войске Султан Саид-хана кушчи вообще, или же они были, но по каким-то причинам в перечень не вошли.

Байрин [арабская надпись - А.Р.] После смерти Вайс-хана они вместе с чорасами ушли к ойратам Амасанчи-таиши, но затем опять появляются среди могульских племен [32]. В качестве самостоятельного аймака они упоминаются даже в середине XVII в. на территории Кашгарии [33].

Калучи [арабская надпись - А.Р.] Мухаммад Хайдар сообщает, что калучи были самым многочисленным племенем в Могулистане. После смерти Вайс-хана, в смутный период они ушли от Исан-Буги в Туркестан, к Абу-л-Хайр-хану. О времени их возвращения ничего не говорится, но сообщается, что в самом начале правления Султан Ахмад-хана они участвовали в заговоре против него и затем вынуждены были бежать к оиратам. Султан Ахмад-хан преследовал их повсюду в течение двух лет, пока полностью не искоренил [34]. Последнее сообщение Мухаммад Хайдара вряд ли следует понимать буквально: по-видимому, истреблены были взбунтовавшиеся против него эмиры калучи и их ближайшие родственники. Во всяком случае калучи играли значительную роль уже при Султан Саид-хане [35]. В дальнейшем они проходят через всю историю Могулии.

Булгачи [арабская надпись - А.Р.] Племя булгачи упоминается совместно с салучи для времени Тимура [36]. После смерти Вайс-хана оно, вместе с калучи и рядом других племен, ушло в Туркестан к Абу-л-Хайр-хану. О нем говорится, как о могульском племени [37].

Арлат [арабская надпись - А.Р.] Также одно из основных племен Могулистана и Могулии; участвовало в "бунте" против Алача-хана [38]. Затем оно упоминается в составе могульских племен Могулии [39].

Барлас [арабская надпись - А.Р.] Одно из основных чагатайских племен Мавераннахра. Однако Мухаммад Хаидар говорит о барласах, как о могульском племени: по-видимому, какая-то часть барласов оставалась в Могулистане. Возможно также, что процесс культурной ассимиляции могулов сблизил их с чагатаями, и стал возможным переход части последних к могулам. Если это так, то встает вопрос об этнических связях могулов и народов Средней Азии. Они упоминаются в перечне племенных подразделений войска Султан Саид-хана [40]. Отдельные представители этого племени принимают активное участие в политической жизни Могулистана и Могулии.

Дохтуй [арабская надпись - А.Р.] Также одно из основных племен Могулистанаи Могулии. Было в составе племен могулов еще до Туглук-Тимура. Упоминается в перечне племенных подразделений войска Султан Саид-хана во время похода на Кашгарию. Между дохтуями и барласами шли споры относительно первенства на войне и охоте. Спор был решен Эмир Джаббар-Берди доглатом в пользу дохтуев [41].

Йарки [арабская надпись - А.Р.] Известны только по узкому кругу источников. Стоят в списке племенных подразделений войска Султан Саид-хана во время похода на Кашгарию [42]. Известны по последующей деятельности и Могулии. В источниках название этого племени иногда дается в форме барки [арабская надпись - А.Р.]. Если правильно последнее, тогда это племя можно отождествить с группой баргы киргизского племени адигине.

Ордабеги [арабская надпись - А.Р.] Этимология слова ордабеги очень прозрачна - "бек ханской ставки". Одно из основных племен Могулистана и Могулии, игравшее очень активную роль в политической жизни Восточного Туркестана после образования государства Султан Саид-хана [43].

Мекрит [арабская надпись - А.Р.] Упоминаются в составе племенных подразделений войска Султан Саид-хана [44]. Затем мекриты известны в истории Могулии [45].

Шункарчи, шулкарчи [арабская надпись - А.Р.] Упоминаются в перечне племенных подразделений войска Султан Саид-хана [46]. В дальнейшем в источниках не называются.

Нарин [арабская надпись - А.Р.] Дважды упоминаются в составе могульского войска Бабуром [47]. В других источниках не упоминаются, если не считать Младшего Иразан нарина, упоминаемого в "Раузат ас-сафа" и тождественного, по-видимому, Иразан байрину. Возможно, что в слове нарин в арабском написании в "Бабур-наме" нун образован в результате ошибочного перемещения точки снизу наверх. Если это так, то это также аймак барин//байрин. Тем более, что выше в "Бабур-наме" с этнонимом барин называется тот же предводитель, что и у наринов, - Джан-Хасан [48].

Долан [арабская надпись - А.Р.] Упоминаются вместе с байринами для начала второй половины XVII в. в районе Барчука в Восточном Туркестане в качестве могульского аймака [49].

Балыкчи [арабская надпись - А.Р.] Об этом племени сообщают Низамад-Дин Шами [50], Шах Махмуд бен Мирза Фазил чорас и анонимный автор "Тарих-и Кашгар". Эта группа находилась в охранении, когда Абд ал-Латиф-султан совершил набег на Хакк-Назар-хана (по некоторым другим источникам - на других казахских ханов) и возвратился в Аксу (1537 г.?) [51]. Балыкчи слишком поздно обнаружили внезапно напавших казахов и киргизов, не приняли боя и бежали, в результате чего войско могулов было разбито и Абд ал-Латиф-султан погиб. За это Абд ар-Рашид-хан истребил эту родовую группу.

Татар [арабская надпись - А.Р.] Упоминаются для XVII в. Совместно с байринами неудачно преследовали бежавших из Яркенда киргизов [52].

Мухаммад Хайдар сообщает, что в битве с ойратами на реке Или Эмир Сайид-Али спас Вайс-хана, за что последний отдал ему под управление пять аймаков: туркат [арабская надпись - А.Р.] хибат ширасут [арабская надпись - А.Р.] узбек [арабская надпись - А.Р.] даруга и куканут [арабская надпись - А.Р.] последние три находились под Хотаном [53]. Саййид-Али был эмиром племени доглат. С большой уверенностью можно утверждать, что вышеперечисленные аймаки являются подразделениями племени доглат.

После смерти Вайс-хана произошел "бунт" могулов, и из Могулистана в Самарканд ушло несколько десятков тысяч человек, которые частично были перебиты Мирза Улугбеком, частично пленены им и рассеяны по владениям его собственным и его отца Шахруха. Возглавляли эту откочевку Иразан байрин и Мирак туркмен. Мухаммад Хайдар сообщает, что Мирак туркмен был на службе у доглатских эмиров [54]. Бабур относит его "к числу беков тумана Чарас (чорас - В.Ю.)" [55]. Нельзя, однако, сказать, было ли в составе могулов подразделение туркмен или же это был один из туркменов, которые искали счастья в Могулистане.

Мухаммад Хайдар сообщает о сподвижнике Султан Саид-хана Тубра нойагусе [56]. Другие источники передают его имя в форме Тубра нойагут и Тубра нойгут [57]. По-видимому, этот Тубра был представителем племени нойгут, которое в XVI в., вероятно, считалось могульским.

О языковой принадлежности могулов

Самоназвание могулов нередко уводило исследователей в сторону от правильного решения вопроса об их языковой принадлежности. Этноним могул на территорию Семиречья принесли монголы, выделенные в улус Чагатаю и Угедею. Однако их было немного и судьба их была аналогична судьбе монголов в Дашт-и Кипчаке: они быстро были ассимилированы тюркоязычными племенами. Закреплению этнонима могул, видимо, способствовало стремление могульских феодалов на первых поpax сохранить кочевые, традиции, эталоном которых был кочевой быт монголов, и подчеркнуть преемственность власти ханов-чагатаидов.

Одни исследователи считают могулов монголами [58], другие - тюрками [59], третьи - конгломератом тюркских и монгольских племен [60], четвертые оставляют вопрос открытым [61], пятые вообще отказывают им в праве быть особой народностью и считают их сословием на службе у ханов-чагатаидов [62]. Последнее мнение не заслуживает серьезной критики: сведения источников не оставляют сомнений в том, что могулы выступали как особый этнический коллектив.

Что касается монголоязычности могулов, то первым доводом против него является отсутствие в источниках каких-либо образцов их монгольской речи. Между тем, фактов, доказывающих их тюркоязычность, немало. Прежде всего, сам племенной состав могулов говорит за это. В составе могулов были канглы, а их принадлежность к тюркским народам бесспорна. Если могулы - народность, то они должны были говорить на общем языке, а если часть народности говорила на тюркском языке, то и вся народность должна была говорить на том же языке. Утверждение Мухаммад Хайдара о том, что могулы и киргизы - один народ [63], также говорит за то, что могулы были тюрки. Анализ собственных имен, родоплеменных наименований, названий должностей также доказывает, что могулы были тюрки. Таш-Тимуру, сопровождавшему Туглук-Тимура из племени дохтуй в Аксу, могулы дали прозвище К?к-?чку [арабская надпись - А.Р.] что в переводе с тюркского означает "серая коза". Одного из приближенных Султан Ахмад-хана звали Ит-Эмган-бахадур, что также в переводе с тюркского означает "бахадур, вскормленный молоком собаки". Приведем несколько имен сподвижников Султан Саид-хана: Кара-Кулак-мирза, Кутлук-Мирак-мирза, Эмир Джаббар-Берди, Кара-Баш-мирза, Аллах-Кули-кукельдаш, Бек-Кули, Худай-Кули, Тангри-Берди. Все имена явно тюркские. Примеры наименований должностей: улусбеги, ордабеги, учбеги, тугбеги, йатышбеги, хазиначи, тагарчи и т.д. Все термины также тюркские. Примеры родоплеменных наименований: кушчи, кончи, сагрычи, ордабеги, бекчик. Также явно тюркские. Ставка первых чагатаидов называлась по-тюркски - Улуг-Иф - "Старший дом" [64].

В тех случаях, когда в источниках приводятся образцы речи могулов, они оказываются тюркскими. Фазлаллах бен Рузбихан в "Михман-наме-и Бухара" сообщает о том, что узбеки и могулы богача называют словом бай [65]. Бабур говорит, что "народы моголов и тюрков называют [его] (Самарканд. - В. Ю.) Симизкенд" [66], что в переводе с тюркского означает "Жирный город". Показательна сама постановка рядом этнонимов могул и узбек, и могул и тюрк - это убедительно свидетельствует о том, что эти народы говорили на языках одной системы, на тюркских. У могулов был обычай давать названия своим походам. Все названия, которые нам известны, - тюркские. Из китайских источников известно, что язык могулов был похож на уйгурский [67], т.е. на древнеуйгурский. Наконец, могулы оставили образцы своей литературы на тюркском языке. Султан Махмуд-хан, Султан Саид-хан, Мухаммад Хайдар, Абд ар-Рашид-хан были неплохими поэтами. Сохранились их тюркские стихи.

Все вышесказанное не оставляет сомнений в том, что могулы были тюркоязычны. Как нам представляется, тюркоязычность могулов - явление не позднее, а древнее. Что касается того, на каком тюркском языке говорили могулы, то нам представляется, что они говорили на тюркском языке кыпчакского типа, близком к казахскому и киргизскому языкам. Вероятно, что этот язык обладал и чертами, сближающими его с алтайским языком. Только такие качества языка могулов могут объяснить близость языков казахов и киргизов, киргизов и алтайцев. Потомки могулов лобнорцы, о чем ниже, говорят именно на таком языке.

Этнические связи могулов с казахами

Сопоставление родоплеменного состава могулов с родоплеменным составом казахов, прежде всего с родоплеменным составом казахов Старшего жуза, убеждает в том, что могулы играли большую роль в сложении казахской народности. Могульские племена доглат и канглы-бекчик, несомненно, вошли в состав Старшего жуза под названиями дулат и канлы. Не только совпадение названий племен говорит за это. Важно также и то, что соответствующие племена Старшего жуза занимают именно те территории, на которых находились могульские доглаты и канглы. Как известно, дулаты и канлы составляют подавляющее большинство населения Старшего жуза. Родовые подразделения адбан и суван, если судить по тамгам, оказываются близкородственными дулатам и, следовательно, могульским доглатам. Как уже говорилось выше, племя канглы у могулов в дальнейшем приобрело наименование бекчик, под которым оно позднее и фигурирует в источниках. Возможно, что это второе наименование бытовало только в могульских верхах, а народные массы продолжали употреблять древнее название. После вхождения канглы-бекчиков в состав казахов вполне могло возродиться древнее название племени.

У могулов в XIV-XV вв. происходит переименование целого ряда и других племен: кончи-сагрычи, итарчи-барак//акбарак, кушчи- -кукельдаш. Появляется целый ряд новых, ранее неизвестных племен: ордабеги, йарки, нарин (?) и др. Возможно, что и под этими названиями скрываются древние этнонимы, затем возродившиеся при вхождении соответствующих племен в состав казахов или других народов. Могулы приняли участие и в сложении Среднего жуза. Несомненно, что могульские кераиты - это казахские кереи. Последние и сейчас еще занимают территорию Семиречья, на которой некогда находились могульские кераиты. Таким образом, следует сказать, что ранее высказывавшаяся мысль об участии могульских племен в формировании казахской народности совершенно правильна, но при этом следует особо подчеркнуть то, что Старший жуз в основном сформировался за счет могульских родов, т.е. следует сказать, что казахи Старшего жуза, а равным образом и кереи являются давними насельниками Семиречья.

Если принять предположение, что казахи в этом районе появились только со времени откочевки Гирея и Джанибека, то следовало бы признать, что казахи появились здесь не ранее XV в. Но вышесказанное говорит за то, что это справедливо лишь для незначительной части казахов. Основная же часть Старшего жуза и кереи в Семиречье являются давними насельниками этой страны. Процесс вхождения могулов в состав казахской народности в деталях неизвестен, и это было одной из причин невнимания исследователей к их участию в этногенезе казахов. Против тезиса о преимущественном формировании Старшего жуза и частичном Среднего жуза за счет могулов говорит как будто то, что в XV и XVI вв., судя по "Тарих-и Рашиди" и другим источникам, могулы ясно сознавали свою обособленность от казахов и других народностей. Однако следует помнить, что Мухаммад Хайдар выразил в своем сочинении точку зрения феодальной верхушки могулов, сплотившейся вокруг ханов-чагатаидов, т.е. тех слоев общества, которые представляли собой центростремительные силы. Несомненно, что в этих кругах представления о единстве и общности могулов были более развиты, чем среди рядовых кочевников-могулов и возглавлявшей их родовой аристократии -представителей центробежной тенденции.

Следует также помнить, что Мухаммад Хайдар хорошо знал лишь южные районы Могулистана, что же происходило в северных и в северо-восточных районах этой страны, он знал плохо, да и не интересовался этим. Его осведомленность простиралась на районы реального распространения власти ханов-чагатаидов. В этом, по-видимому, и кроется разгадка умолчания Мухаммад Хайдара. Кроме того, к его времени, вероятно, процесс обособления казахов, киргизов и могулов и перегруппировки родов между этими народностями в основном завершился.

Этнические связи могулов с киргизами

Этнические связи этих двух народов не раз затрагивались в научной литературе. Однако не будет ошибкой сказать, что в полном объеме эти связи не только не вскрыты, но исследователями даже не достигнуто четкого представления об их многосторонности и интенсивности. Прежде всего, следует помнить указание Мухаммад Хайдара на то, что могулы и киргизы - это в сущности один народ. Отличие их, по Мухаммад Хайдару, заключается лишь в том, что киргизы не признавали власть ханов-чагатаидов и были "неверными". Мы не разделяем скептического отношения специалистов к этому утверждению. Нам кажется, что Мухаммад Хайдар выразил не только ясную, но и правильную мысль. Так, Мухаммад Хайдар называет племя булгачи для XV в. в составе могульских. Он говорит о том, что оно вместе с племенем калучи ушло из Могулистана в Дашт-и Кипчак к Абу-л-Хайр-хану. В дальнейшем это племя оказалось в составе киргизских племен и в XVII в. подверглось массовым репрессиям в Кашгарии [68].

По-видимому, этнические связи могулов и киргизов следует расчленить на два этапа: первый - период общности могулов и киргизов в составе союза племен Могулистана, объединявшегося этнонимом могул (предел-XV в.); второй -период обособления народностей и последующего поглощения могулов соседними народами (начиная с XV в.). В первый период будущие могульские и киргизские, равным образом как и будущие казахские племена, на равных основаниях входили в состав формировавшейся могульской народности. Процесс этот оказался незавершенным. На политико-экономической основе произошло обособление и выделение группировок племен, одна из которых сохранила название могул, вторая приобрела название киргиз, третья, тяготевшая к северным и восточным районам, влилась в состав казахской народности. Закрепление за киргизами их современного самоназвания - до сих пор удовлетворительным образом не разрешенная загадка. Попытка объяснить появление киргизов на Тянь-Шане прежде всего проникновением их с Алтая и Енисея в притяньшанские районы в период после монгольского завоевания, накоплением там значительного количества собственно киргизских племен и последующим вытеснением ими могулов с Тянь-Шаня и частичной ассимиляцией последних остается молоубедительной гипотезой, так как не подкрепляется достаточными свидетельствами источников, доказывающими, что процесс имел именно такой характер и последовательность. По-видимому, при объяснении происхождения киргизского народа следует отказаться от стремления следовать за термином, что уже является в основном принятой точкой зрения в отношении казахов.

В течение второго периода произошло, вероятно, не только разделение отдельных племен на могульские и киргизские, но и расчленение некоторых племен на части между могулами и киргизами. В дальнейшем, когда ханы-чагатаиды и могульские феодалы в Восточном Туркестане стали привлекать киргизские племена на службу, процесс этнического взаимодействия продолжился. По этим причинам сейчас в составе киргизов обнаруживаются явно могульские и общие с могульскими элементы: баарин, балыкчи, барак, дуулат, керейит, кушчу, монгол, монголдор, нойгут [69] и др.

Этнические связи могулов с уйгурами

Контакты могулов с уйгурами, т. е. с современным тюркоязычным населением Восточного Туркестана, начались сразу же после монгольского завоевания, когда Кашгария была передана эмирам могульского племени доглат. Позднее могульскими ханами были подчинены Турфан и Комул (Хами). Часть доглатов, постоянно или в основном находившаяся в Кашгарии, по-видимому, ранее других вступила в этническое взаимодействие с уйгурами и до XVI в. в значительной степени была ассимилирована. За это говорит сообщение Мухаммад Хайдара об утрате могулами своей чистоты и сохранении в районах Турфана и Кашгара всего около 30 000 чистых могулов [70].

В 1514 г. в Кашгарию вместе с Султан Саид-ханом прибыла новая волна могулов, принадлежавших к разным племенам и выброшенных из Средней Азии и Могулистана совпавшими по времени усилиями шейбанидских узбеков, казахов, киргизов и ойратов.

Таким образом, на территорию Восточного Туркестана в разное время прибыло несколько различных групп могулов. К XX в. процесс ассимиляции могулов уйгурами в основном завершился: осталось лишь несколько групп, происхождение которых может быть увязано с могулами или возведено к ним. К таким группам принадлежат деланы (долоны), нюгейты, ардбюль и хурасан.

Относительно происхождения группы долан известны различные точки зрения: сами доланы возводят себя к могулам (могал) [71], некоторые исследователи считают их потомками киргизов [72], другие возводят их к казахам [73], третьи считают их группой уйгурского населения Кашгарии, переселенной на новые места маньчжурской администрацией [74], четвертые - потомками ойратских войск (гарнизонов), оказавшихся на территории Кашгарии [75], пятые склоняются в пользу тибетского происхождения доланов, шестые - в пользу древнеуйгурского [76].

Многообразие этих точек зрения объясняется тем, что в руках исследователей не было каких-либо достоверных свидетельств. Между тем, аймак долан регистрируется для XVII в. в качестве могульского родового подразделения или племени на территории Кашгарии в районе Барчука. Махмуд чорас сообщает, что в 1670 г., "когда (Исмаил-хан и его войско.- В. Ю.) достигли прохода Барчука, [к ним] присоединились аймаки долан и байрин" [77]. В дальнейшем доланы фигурируют и в других источниках.

Сам термин долан объясняется по-разному. Возможно сопоставление долан и доглат, которое с фонетической и морфологической стороны особых возражений не вызывает. Возможно также возведение этого термина к мифическому предку киргизов (по-видимому, и могулов) Долону. Однако более правильным, вероятно, следует признать отождествление Э.Р. Тенишевым этнонима долан с монгольским числительным "семь" - долондолан (<долуран), так как "сами доланы ведут свое происхождение от "семи родов" (йэттэ урук)".

Группа нюгейт [78] скорее всего происходит от нойгутов. За это говорит не только фонетическая близость этих двух этнонимов, но и особенности быта нюгейтов, сближающие их с киргизами и могулами.

Группы ардбюль и хурасан, первая из которых проживает в оазисах Кашгара и Аксу, а вторая - "к востоку от Аксу - в оазисах Бай, Куча и частью Курла", и согласно преданию пришла сюда "еще в глубокой древности из Афганистана" [79], по-видимому, также восходят к могулам. Известно, что в XV в. тимурид Султан Абу Саид-мирза "вызвал Юнус-хана из Ирака и Хорасана" [80], поставил его ханом в могульском улусе и отправил в Могулистан, чтобы организовать противодействие Исан-Буга-хану. При этом по владениям тимуридов дважды собирали могулов и передавали их Султан Йунус-хану [81]. По-видимому, потомками этих могулов из Ирана и Ирака и являются группы ардбюль и хурасан в Восточном Туркестане. Названия групп восходят к названиям г. Ардебиль и области Хорасан. Известно также, что г. Аксу в Восточном Туркестане в местных источниках называется и Ардебиль (Эрдбил). По-видимому, второе название городу дали могулы-ардебильцы, пришедшие с Султан Йунус-ханом.

Этнические связи могулов с лобнорцами

Лобнорцы не раз уже привлекали к себе внимание исследователей. Однако до сих пор их происхождение не выяснено, их ведут от монголов или калмаков [82], от уйгуров-кашгарлыков [83], от киргизов [84]. В последнее время Э.Р. Тенишевым выдвинута гипотеза "комбинированного" этногенеза лобнорцов, возводящая их к алтайским киргизам, алтайцам, монголам и тяньшанским киргизам, по разному взаимодействовавшим между собой. Под вопросом он отмечает участие в их этногенезе казахов. Путь, который намечает для предков лобнорцев Э.Р. Тенишев, - Южный Алтай, Турфан-Комул, оз. Лобнор. В последнее время лобнорцы, как он отмечает, испытывают влияние уйгуров - вначале южных, теперь - северных [85]. Гипотеза Э.Р. Тенишева, однако, страдает существенным недостатком: она не подтверждается никакими историческими свидетельствами и основывается на рассказах самих лобнорцев о своем происхождении. В их рассказах чувствуется настойчивая попытка ответить на вопрос, волнующий их самих и всех сталкивающихся с ними: чем вызваны их отличия от окружающего населения и кто их предки? Отсюда, по-видимому, и разноречивые предположения, высказывавшиеся иногда в категорической форме: монголы, калмаки, киргизы, казахи, уйгуры. Очень ценными являются собранные Э.Р. Тенишевым сведения по родовому делению лобнорцев. В состав лобнорцев входят следующие родовые подразделения: 1) йалла(р), или йалла, йанлык и йан; 2) джодак, или джудак; 3) калучу(лар), или калучи; 4) каракошунлук (каракошуллук), 5) кундуз (дар), или кумдус, кулдус.

Из этих этнонимов только два - джодак и калучи - имеют, по мнению Э.Р. Тенишева, аналогии: джодак сближается с родом дъыдак южных (чуйских) алтайцев, а калучи с киргизским калча (из галча - ариец, памирец, - В. Ю.) и калча - "иранские кочевые аборигены Коканда". И то, и другое отождествляется со ссылкой на работы В.В. Бартольда. Помимо этого, высказывается предположение о заманчивости сближения термина калучи с термином халадж, чему, однако, препятствуют исторические известия о халаджах: "Уже в Х в. халаджи жили на западе - в южной части Афганистана" [86].

Между тем, калучи известны в истории народов Центральной Азии. Как уже говорилось выше, они, по сообщению Мухаммад Хайдара, были самым многочисленным племенем могулов. Калучи известны только в составе могулов, и их наличие в составе лобнорцев неоспоримо свидетельствует о происхождении последних от могулов. Остальные родовые подразделения ближайших аналогий в тюрко-монгольской этнонимике не находят. Однако это не может нас смущать, так как родоплеменной состав могулов известен далеко не полностью: прежде всего, неизвестны наименования мелких родоплеменных подразделений.

Из остальных этнонимов джодак, йалла(р) и каракошунлук могут быть объяснены, как имеющие определенное социальное значение. Джодак соответствует слову йавдак. В совр. уйг. языке: йавдак ат - "неоседланная, запасная лошадь", т.е. "другая", "вторая". Отсюда близко уже и к значению "чуждый, не входящий в нашу среду", которое сами лобнорцы придают слову джодак. Слово йалла(р) удовлетворительно объясняется самими лобнорцами как "пришельцы, чужаки". Оно произведено от слова йан - "бок, сторона", хотя лобнорцы пытаются сами произвести его также и от йат - "чужой, посторонний". Слово йан в истории Восточного Туркестана дало несколько образований, имеющих значения социальных терминов. Таково слово йанчи. Имеется еще и термин кара-йанчук [87], каковым обозначались киргизы и калмаки на службе могульских феодалов в XVII в., т.е. этим термином обозначались чуждые в могульской среде этнические элементы.

Этноним каракошунлук происходит от названия области Кара-Кошун, которая раньше называлась Кара-Курчин [88]. Термин курчин в составе последнего топонима соответствует термину урчин//орчин//hурчин, о котором Бабур писал: "... маленькие области, подчиненные столице какой-нибудь большой области, называются... в Андиджане, Кашгаре и между ними - орчин..." [89]. Среди должностных званий в Могулии известно "Нурчанбеги", которое современным уйгурам уже непонятно [90]. В сводной "Таблице должностей и чинов в Восточном Туркестане", составленной Л.И. Думаном, приводится орчин бек "орцинь бокэ" со значением "десятский" [91]. Курчин, конечно, фонетический вариант слова Нурчин. Именно в последней форме это слово употреблялось в Восточном Туркестане. Выйдя из употребления, оно было заменено более попятным кошун. Употребление звука к, вместо h свидетельствует, по мнению Э.Р. Тенишева, о промежуточном положении, занимаемом лобнорским языком между киргизским, алтайским и казахским. Слово Нурчин долее всего употреблялось именно в официальной терминологии могулов.

Изложенное выше позволяет сделать заключение, что сегодняшние лобнорцы - это потомки могулов, о чем они помнят и сами. С другой стороны, разнобой в показаниях лобнорцев об их предках, по-видимому, объясняется тем, что могулы давно уже исчезли как этнический коллектив. Известные лобнорцам монголы - это ойраты, которых они называют калмак. Однако сами лобнорцы - не монголы и по некоторым лингвистическим и этнографическим признакам стоят близко к киргизам и казахам, почему и их также называют в числе своих предков. Трудно сказать, принимали ли перечисленные народы участие в сложении лобнорцев. Скорее всего правильные воспоминания лобнорцев переплелись с их гипотетическими построениями о собственном происхождении, вызванными к жизни попыткой установить генетическую связь с реально существующими народами.

Нам представляется, что лобнорцы - это прямые потомки могулов, которые в условиях изоляции сумели сохранить свой язык и некоторые этнографические особенности. Как известно, Мухаммад Хайдар сообщал, что в районах Кашгара и Турфана сохранилось в его время около 30 000 могулов, которые сберегли в чистоте особенности могульского быта. Возможно, что лобнорцы - потомки этих могулов.

•••

Настоящее сообщение никоим образом не исчерпывает вопроса. В нем мы пытались лишь очертить контуры многовекового процесса этнического взаимодействия могулов с соседними народами в XIV- XVII вв. Незначительный объем статьи не позволил нам коснуться вопросов: о термине джете//чете, о каучинах в Кашгарии, о названных в статье племенах за пределами Могулистана и Могулии, о причинах закрепления за тюркскими племенами монгольских этнонимов и др.

За этот период могулы деградировали как единый этнический коллектив, влившись отдельными частями в состав других народов. XIV- XVII вв. - эпоха бурных социально-экономических и государственных преобразований и этнических контактов, сдвигов, переплетений и трансформаций в жизни народов Центральной Азии. Центральный Тянь-Шань и прилегающие к нему районы были важным центром этнических перестроек и взаимопроникновений. Только анализ этнической истории этого района за этот период может дать окончательный ответ на вопрос: почему притяньшанские народы включают в свой состав разнородные, подчас противоречивые этнические элементы? Так, например, родоплеменной состав киргизов удовлетворительным образом может быть объяснен только с учетом этнической истории Тянь-Шаня эпохи Могулистана и последующей гегемонии казахских ханов в этом районе. Вряд ли нужно для объяснения общности многих родоплеменных подразделений киргизского и казахского народов обращаться к более глубокой древности. Ведь именно XIV-XVII вв. - это период непосредственного этнического взаимодействия этих двух народов.

Между тем эпоха эта изучена явно недостаточно. Наиболее полное изучение этнических процессов в этом районе за указанный период - одна из важнейших задач исследователей этногенеза притяньшанских народов.

Примечания:

[1] A History of the Moghuls of Central Asia being the Tarikh-i-Rashidi of Mirza Muhammad Haidar, dughlat. An english version, edited, with commentary, notes and map by N. Elias. The translation by E. Denison Ross. London, 1898, Part I, p. 15-16. Далее - Tarikh-i-Rashidi.
[2] Там же, Part 1, р. 39.
[3] [арабская надпись - А.Р.] "Академик В.В. Бартольд. Сочинения", т. II, ч. 2. М., 1964, стр. 182.
[4] [арабская надпись - А.Р.] Рукопись Гос. библиотеки СССР им. В.И. Ленина, л. 37а. Далее - "Махмуд чорас".
[5] Tarikh-i-RasIlidi, Part 1, р. 16.
[6] Там же, р. 9.
[7] Там же, р. 78-79.
[8] Там же, Part II, р. 308.
[9] Подробнее о Могулии (Восточном Туркестане) см. нашу рецензию на кн. А.М. Мугинова "Описание уйгурских рукописей Ин-та народов Азии АН СССР" (М., 1962) в "Изв. АН КазССР, серия общественных наук", 1965, вып. 2, стр. 81.
[10] В кн.: "Академик В.В. Бартольд. Сочинения", т. II, ч. 2. М., 1964, стр. 187.
[11] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 16.
[12] Н.А. Аристов, Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности. "Живая старина", вып. III и IV, год шестой. СПб., 1836, стр. 314.
[13] В кн.: "Академик В.В. Бартольд. Сочинения", т. II, ч. 2. М., 1964, стр. 182.
[14] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 78.
[15] Tам же, р. 86.
[16] Там же, р. 14.
[17] Там же, Part II, р. 308; Бабур-наме. Записки Бабура. Перевод М. Салье. АН УзССР, Ин-т востоковедения, Изд-во Ail УзССР, Ташкент, 1958, стр. 117.
[18] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 79.
[19] Там же, р. 121.
[20] Там же, р. 19.
[21] [арабская надпись - А.Р.] Бинаи. Рукопись Ин-та востоковедения АН УзССР, 844, л. 16; Ч.Ч. Валиханов. Собр. соч., т. 1. Алма-Ата, 1961, стр. 205, 659.
[22] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 19; курлагут дается как kurlukut.
[23] Там же. Part II, р. 309, 321.
[24] Там же, Part I, p. 51: [арабская надпись - А.Р.] по рукописям [арабская надпись - А.Р.] т.е. "[некто] из [племени] чегрек (черик?)", о чегрек (чограк, чакрак) см. "Бабур-наме", стр. 44, 77.
[25] [арабская надпись - А.Р.] Рукопись ЛО ИНА АН СССР, С 576, л. 44a, далее - "Tapиx-и Кашгар".
[26] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 51.
[27] Махмуд чорас, л. 17а; Бабур-наме, стр. 20.
[28] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 79.
[29] Бабур-наме, стр. 20.
[30] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 51-52.
[31] Тарих-и Кашгар, л. 556.
[32] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 79.
[33] Махмуд чорас, л. 74а, 84а: в источниках и литературе этот этноним имеет варианты: байра, барын, баарын, барин, баарин, бахрин, багрин.
[34] Tarikh-i-Rashidi, Part 1, р. 79, 121.
[35] Там же, Part II, p. 309.
[36] Histoire des conquetes de Tamerlan intitulee Zafarnama par Nizarnuddin Sarni. Edition critique par Felix Tauer. Praha, t. 1, 1937, p. 117; t. II, 1956, p. 74.
[37] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 79.
[38] Там же, р. 121.
[39] Махмуд чорас, л. 57а.
[40] Tarikh-i-Rashidi, Part II, р. 307.
[41] Там же. Part 1, р. 6; Part II, p. 306, 307.
[42] Там же, Part II, р. 307.
[43] Там же, р. 307.
[44] Там же, р. 309.
[45] Махмуд чорас, л. 65а.
[46] Tarikh-i-Rashidi, Part II, р. 309.
[47] Бабур-наме, стр. 122, 128.
[48] Там же, стр. 70.
[49] Махмуд чорас, л. 84а.
[50] Histoire des Conquetes де Tarnerlan..., 1. I, p. 123.
[51] Тарих-и Кашгар, л. 626, 64a.
[52] Махмуд чорас, л. 74а.
[53] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 66-67.
[54] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 73.
[55] Бабур-наме, стр. 20.
[56] Tankh-i-Rashidi, Part II, p. 183, 248, 264, 265.
[57] Тарих-и Кашгар, л. 526, 536, 54a.
[58] В.В. Бартольд. Рецензия на: "Заметки об этническом составе..." Н.А. Аристова. ЗВОИРАО, т. II, вып. 1-4, 1897-1898. СПб., 1899, стр. 352.
[59] С. Аманжолов. Вопросы диалектологии и истории казахского языка. Ч. 1. Алма-Ата, 1959, стр. 24 и сл.
[60] К.И. Петров. К истории движения киргизов на Тянь-Шань и их взаимоотношений с ойратами в XIII-XV вв. Фрунзе, 1961, стр. 175.
[61] В кн.: "Академик В.В. Бартольд. Сочинения", т. II, ч. 1. М., 1963, стр. 80.
[62] Н.А. Аристов, Заметки об этническом составе..., стр. 317.
[63] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 148.
[64] The History of the World-Qonqueror by Ala-ad-Din Ata-Malik Juvaini. Translated from the text of Mirza Muhammad Qazvini bv John Andrew Boyle. Manchester University Press, 1958, vol. II, p. 504, 507, 536, 538, 563, 586, 612.
[65] Фазлаллах бен Рузбихана Исфахани. Рукопись Ин-та востоковедения АН УзССР, 1414, л. 76а:
[66] Бабур-наме, стр. 59.
[67] Bretschneider Е. Mediaeval Researches from Eastern Asiatic Sources, London, 1888, vol. II, p. 241.
[68] Махмуд чорас, л. 74а.
[69] С.М. Абрамзон. Этнический состав киргизского населения Северной Киргизии. "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". IV. М., 1960. стр. 3-137.
[70] Tarikh-i-Rashidi, Part I, p. 148.
[71] С.Е. Малов. Уйгурские наречия Синьцзяна. Тексты, переводы, словарь. М., 1961, стр. 138.
[72] С.М. Абрамзон. Киргизское население Синьцзян-Уйгурской автономной области Китайской Народной Республики, "Труды Киргизской археолого-этнографической экспедиции". II. М., 1959, стр. 336-337.
[73] 0. Lattimore. Pivot of Asia, Sinkiang. Boston, 1959, p. 59.
[74] М.В. Певцов. Путешествие по Восточному Туркестану, Кун-Луню, северной окраине Тибетского нагорья и Чжупгарии в 1889-м и 1890-м годах. СПб., 1895, стр. 334.
[75] Э.Р. Тенишев. Деланы и их язык. "Исследования по уйгурскому языку". Алма-Ата, 1965, стр. 99-100.
[76] Н.А. Аристов. Заметки об этническом составе..., стр. 441. прим. 3: Свен Гедин. В сердце Азии. Памир-Тибет-Восточный Туркестан, т. 1. СПб., 1899, стр. 332, 77.
[77] Махмуд чорас. л. 84а.
[78] О нюгейтах см.: Ч.Ч. Валиханов. Собр. соч., т. II. Алма-Ата, 1962, стр. 339, 423, 657.
[79] Н.М. Пржевальский. Четвертое путешествие в Центральной Азии. От Кяхты на истоки Желтой реки, исследование северной окраины Тибета и путь через Лоб-Нор по бассейну Тарима. СПб., 1888, стр. 362.
[80] Бабур-наме, стр. 20.
[81] Tarikh-i-Rashidi. Part I, p. 84.
[82] Н.М. Пржевальский. Четвертое путешествие... СПб., 1888, стр. 300.
[83] М.В. Певцов. Путешествие по Восточному Туркестану..., стр. 310-311, 328-329.
[84] С.Е. Малов. Лобнорский язык. Фрунзе, 1956, стр. 4-5.
[85] Э.Р. Тенишев. Еще раз о происхождении лобнорцев. VII Международный конгресс антропологических и этнографических наук (Москва, август, 1964 г.). Изд-во "Наука", М., 1964, стр. 7-8.
[86] Там же, стр. 3-4.
[87] Махмуд чорас, л. 786.
[88] H.М. Пржевальский. Четвертое путешествие..., стр. 303.
[89] Бабур-наме, стр. 155.
[90] G. Raquettе. Eine Kaschgarische Wakf-Urkunde aus der Khodscha-Zeit Ost-Turkestans von... Lund-Leipzig, 1930, s. 19-20.
[91] Л.И. Думан. Аграрная политика цинского (манчжурского) правительства в Синьцзяне в конце XVIII века. М.-Л., 1936, стр. 110.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 3173      

Другие статьи из этой рубрики

А.В. Соломин. Происхождение тунгусского князя Гантимура по данным ономастики.

Одним из основных вопросов этнической истории Восточного Забайкалья и истории русско-китайских отношений остаётся вопрос происхождения князя Гантимура – ключевой фигуры в региональных событиях XVII века. Во всех российских официальных документах вплоть до советского времени князь и его потомки именуются конными тунгусами, т.е. эвенками. Более того, тунгусами было названо всё подвластное Гантимуру население: эвенкийское племя нелюдов и многочисленные роды пашенных дауров Верхнего Амура

Александр Юрченко. Клятва на золоте: тюркский вклад в монгольскую дипломатию

Ритуал клятвы относится к культурным универсалиям. Видов клятв и вариантов их реализации ограниченное число. Клятва на золоте, как и большинство сюжетов, связанных с реалиями повседневной жизни в Монгольской империи, редко привлекает внимание исследователей. Остается неизвестным, каким образом монгольские ханы предоставляли гарантии безопасности иноземным правителям, требуя их прибытия на курултаи. Как создавалась атмосфера доверия, предшествовавшая непосредственной встрече высоких сторон? Широкие контакты, которые Монгольская империя навязывала сопредельным и зависимым от нее странам, как правило, имели целью создание военных союзов. То же самое относится к взаимоотношениям различных кланов Чингизидов. Во всех этих случаях использовалась клятва на золоте. В персидских источниках монгольского времени ритуал фигурирует под образным выражением "съесть золото" и, видимо, в силу известности содержание ритуала не раскрывается. Наша задача — раскрыть суть этого инструментария. История клятвы такова.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте