1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Юрченко А. Г. Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография

5.§ 0.5. Скептики и открытие Азии

Всех смущает тот факт, что "Книга о разнообразии мира" была написана в генуэзской тюрьме, где случай свел Марко Поло с литератором из Пизы Рустичелло. Для книги они избрали французский язык. Если книга написана в Европе, значит это европейский интеллектуальный продукт — так полагает большинство исследователей.

Вот размышления Ллойда Брауна, специалиста по истории географических карт:

"Марко Поло предстает перед нами как величайший путешественник и исследователь Средневековья. Он развернул перед читателями карту Азии до самых ее восточных пределов и прочертил по ней свой путь, „называя и описывая виденные им царства, одно за другим". Он первым „рассказал о новом блестящем дворе, который возник в Пекине; первым открыл Китай во всем его богатстве и огромности; первым поведал о Тибете хоть что-нибудь, кроме названия, рассказал о Бирме, Лаосе, Сиаме, Японии, Яве, Суматре и других островах архипелага, о Никобарских и Андаманских островах, о Цейлоне и его священном пике, об Индии как о стране, которую он не только видел, но и отчасти изучил; первым из средневековых авторов дал сколько-нибудь определенное описание отдаленной христианской империи Абиссиния и наполовину христианского острова Сокотра, рассказал, хотя и туманно, о Занзибаре и обширном далеком Мадагаскаре". Мало того, „он переносит нас в противоположную сторону, в далекую Сибирь, к арктическим берегам, рассказывает о собачьих упряжках, белых медведях и тунгусах, которые ездят верхом на северных оленях""[35].

Почти в каждом исследовании Марко Поло называют и венецианским купцом[36] (хотя он и дня не был купцом) и великим путешественником. Венецианских купцов в то время было множество, равно как и купцов из Генуи, Падуи, Флоренции. И ни один из них (что удивительно) не написал книги о чудесах мира. Дело не в том, что они не встретили своего Рустичелло; все куда проще — у них не было ни возможности, ни мотивации к созданию собственной картины мира, которая включала бы новые, досель неизвестные части мироздания.

Если купеческая среда не была готова к интеллектуальному перевороту, то церковная тем более не имела мотивации к пересмотру сложившейся картины мира. Летом 1247 г. францисканец Салимбене, встретившись с Иоанном де Плано Карпини, который вернулся в Лион из Монголии, азиатским впечатлениям собрата по ордену в своей объемной хронике уделил несколько строк (Салимбене де Адам, с. 225–226). Зачем рядовому итальянцу знать, где в Азии находится кочевая столица Монгольской империи. Были и исключения, которые лишь подтверждают правило.

Францисканец Одорик де Порденоне провел в странствиях по Востоку шестнадцать лет, с 1314 г. по 1330 г. По дороге в Китай он был в Персии, Южной Индии, на Цейлоне, на Суматре и Яве, в Борнео, Южном Вьетнаме. Провел три года в Пекине и сухопутным путем, через Тибет, вернулся в Италию. Свои рассказы о путешествии он продиктовал, лежа на смертном одре. Труд Одорика получил название "De mirabilibus mundi" ("О чудесах мира"). Название соответствует содержанию. Что же касается числа городов, виденных и упомянутых Одориком, то оно на порядок меньше, чем в книге Марко Поло. Содержательное и количественное расхождения между этими текстами не носит случайного характера. Францисканец поведал о своем маршруте, венецианец — о Монгольской империи. С легкой руки Я. М. Света, брат Одорик превратился в продолжателя великих странствий Марко Поло. Достигнуто это было следующим образом: в публикации перевода опущены все главы, посвященные препирательству францисканцев с мусульманами индийского города Тханы[37]; эти главы занимают почти половину объема отчета, что говорит об их значимости для Одорика.  У миссионеров узкий культурный горизонт, над купцами довлеют частные интересы. И что существенно, те и другие ощущали себя чужестранцами на Востоке. Жак Ле Гофф так объясняет закрытость Индийского океана для европейцев: "Для кого-то (миссионеры и купцы) должны были иметь свою важность психологические табу: страх раскрыть возможную тайну коммерческого предприятия, отсутствие интереса к географическим реалиям — ничтожным по сравнению с духовными истинами"[38].

Книга Марко Поло — сочинение представителя монгольской интеллектуальной элиты. Так уж получилось, что он вернулся в Италию, после семнадцатилетней службы Хубилаю. Точкой отсчета, вокруг которой группируются его наблюдения, является дворец великого хана (даже если речь идет о недоступных островах в Южном море), а вовсе не Иерусалим[39]. Кто в Европе в то время мог описать мир в его полном разнообразии? Кто мог соперничать с Марко Поло?

Например, флорентийский ученый и поэт Брунетто Латини (ок. 1220 – ок. 1295). Его "Книга сокровищ" — краткий справочник, охватывающий все стороны мироздания, включая животный мир, географию, астрономию, всемирную историю[40]. Эта книга несла в себе некую сумму популярных сведений. Брунетто Латини во многом следует римскому писателю Солину и епископу Исидору Севильскому. Он воспроизводит сведения, восходящие к античной традиции, Марко Поло воспроизводит юаньскую космографию, чуждую Средиземноморью. Покажу разницу на частном примере. Брунетто Латини описывает единорога, следуя Исидору Севильскому (Brunetto Latini. I. 198); Марко Поло, который видел носорогов на Суматре и в Индии, отрицает существование единорогов.

Для аббата Ричарда Хальдингамского, автора Херефордской карты (ок. 1283), авторитетом также были Солин и Исидор. Ричард Хальдингамский и Марко Поло жили в одно время. Но отношение к чудесам мира делает их людьми разных эпох. Восточный мир, сведения о котором аббат черпал из сочинения Солина, Марко Поло видел своими глазами, и к тому же общался со знающими и весьма осведомленными людьми. Херефордская карта обращена в прошлое, тогда как книга Марко Поло обращена к будущему. И, видимо, ни при каких условиях Марко Поло не согласился бы с автором карты, для которого Индия есть край света. Китая, где Марко провел семнадцать лет, на этой карте просто нет.

По мнению О. Л. Фишман, сведения Марко Поло о городах и странах не могли не показаться невероятными рядовому европейцу. Марко Поло настолько не поверили, что и через 50 лет после его смерти ни одно его открытие не было нанесено на карту Азии[41].

Фишман ошибается. Во-первых, рядовые европейцы карт мира не создавали, а что они полагали невероятным — вообще мало кому интересно. Во-вторых, именно через 50 лет после смерти Марко Поло был завершен великолепный Каталанский атлас 1375 г.[42] Картограф Абрахам Креск (1325–1387), мастер портоланов с острова Майорка, изготовил карту мира на двенадцати листах. Последние два листа посвящены империи Хубилая, т. е. Китаю. Города представлены символами в виде башен и имеют названия. На атласе практически дословно цитируются сведения из книги "О разнообразии мира" Марко Поло (1298).

Степень достоверности сведений карты о городах, флагах над ними, монастырях, фигурах правителей устанавливается сравнением символов одного порядка на предметах и карте. Например, изображение тамги дома Бату на флагах и монгольских монетах, кулонах и поясах совпадает полностью. У ильханов тамга отсутствовала, что и отражено на карте. У Хубилая был черный флаг Чингис-хана, что соответствует претензиям на каанство.

В основе карты лежит типичный портолан, превращенный в карту мира: к Средиземноморью присоединена территория Монгольской империи, т. е. вся Азия, вплоть до Японии. Такое превращение возможно было только под воздействием внешнего импульса, несущего упорядоченную информацию. Абрахам Креск грезил новой картой мира, но на страже стояла церковная традиция. Для переворота нужна была точка опоры вовне. Ею стала книга Марко Поло, где отчетливо не признаются церковные границы. Для европейца, видевшего Китай, Иерусалим уже не может быть центром мира. Центром будет та точка, где находится наблюдатель. Вот что понял картограф, получив в свои руки юаньский каталог. Синтез портолана и имперской географии Хубилая дал неожиданный результат.

Перед нами одна из первых карт мира не теологического характера. Более того, это прямой вызов теологическим представлениям об обитаемых землях. По своему содержанию вызов носил космографический характер, но по форме оставался теологическим. Старые символы наполнились новым содержанием.

Чтобы оценить глубину разрыва между реальным знанием и теологическим видением ойкумены следует сопоставить Каталанский атлас 1375 г. с картой из композиции "Сотворение мира" из баптистерия в Падуе (ок. 1378 г.). Автор этой композиции художник Джусто де Менабуои. По мнению исследователя итальянской живописи И. Пешке, здесь изображена совершенно необычная форма мироустройства. "На внешней стороне круга находятся созвездия; рядом с ними сидит Творец, поддерживаемый серафимами и херувимами. <…> В небесной зоне также заметны планеты со своими орбитами. На внутреннем круге находится карта мира, охватывающая не только область Италии, но и всю Европу, Северную Африку, Азию, самые известные цепи гор и реки. Новым в иконографии этой сцены из Бытия является, прежде всего, изображение системы планет — общей карты вселенной"[43].

Карта, вызвавшая восхищение у И. Пешке тем, что показывает не только область Италии, но и части света, опаздывает на четыреста лет. Эта карта аналогична англо-саксонской карте XI в. Источником последней считается "История против язычников" испанского монаха Павла Орозия (V в.)[44]. Павел Орозий полагал, что Земля (ойкумена) окружена океаном и состоит из трех частей: "Предки наши полагали, что вся земля, окруженная полосой океана, трехчлена; три ее части они назвали Азией, Европой и Африкой"[45]. Джусто де Менабуои и Абрахам Креск были современниками, но их творчество делает их людьми разных эпох. Первый ищет вдохновение в застывшей теологической традиции, второй моделирует новую реальность. В своих поисках Абрахам Креск опирался на описание мира, выполненное Марко Поло.

Пожалуй, наиболее любопытную информацию для размышлений дает круглая карта мира Пьетро Весконти (1320). Профессиональный картограф из Генуи Пьетро Весконти занимался в основном морскими картами. Он изготовил и новую карту мира, копия которой сохранилась в сочинении Марино Санудо "Книга тайн истинного креста, в Святой земле вновь обретенного и сохраненного" ("Liber secretorum fidelium crucis super Terrae Sanctae recuperatione et conservatione"), написанном в промежуток времени 1306–1321 гг. Книга Санудо создавалась с целью побудить правителей Европы предпринять новый крестовый поход против Египта, и к ней прилагались следующие карты: карта мира, карты Черного и Средиземного морей, западного побережья Европы, Палестины, планы Иерусалима, Птолемаиды (Акры) и Антиохии. На круглой карте мира Весконти какие-либо мифические элементы отсутствуют [46]. Предполагается, что Марко Поло был консультантом Пьетро Весконти[47]. Другого объяснения появлению на европейской карте Китая и Индокитая предложить невозможно, даже если признать влияние арабской карты ал-Идриси.

Все последующие европейские картографы пользовались данными Марко Поло. Флорентийский космограф Тосканелли послал Колумбу в 1474 г. изготовленную им карту мира, изобразив на ней восточную часть Азии главным образом по материалам путешествий Марко Поло.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13  Вперед
17 сентября 2009      Автор: admin      Просмотров: 27617      

Другие статьи из этой рубрики

"Жизнеописание Цзинь Миди". Отрывок из сочинения "Ханьшу". Цзюань 68. Авторский перевод Игоря Сабирова.

Цзинь Миди, дворцовое имя которого было Вэншу, сначала был наследником сюннуского правителя Сюту. Во время годов под девизом правления Юаньшоу (122-118) командующий легкой кавалерией Хо Цюйбин атаковал территорию правого крыла сюнну, отрубив множество голов хусцев и захватив статую золотого человека, посвященного Небу, который почитался правителем Сюту. В это лето (121) командующий легкой кавалерией еще раз выступил от Цзюйяня и напал на район гор Цилянь, захватив и убив множество врагов.

Сабитов Ж.М. Хызр-хан: хронология правления

Проблема ханствования и жизни Хызр-хана никогда не рассматривалась в научной печати отдельно. Если кто и упоминал этого хана, то только вскользь, не акцентируя на нем внимания и не посвящая ему даже абзаца. Этому есть простые объяснения: информация по данному хану очень скудна и обрывочна.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов