1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Юрченко А. Г. Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография

9.§ 0.9. Две карьеры

Христианин Ай-сюэ после десятилетий верной службы монголам занял место среди первых сановников империи, став приближенным советником нескольких великих ханов. Если сравнить две фигуры — Марко Поло и Ай-сюэ — то обнаружится парадоксальное обстоятельство. Относительно Марко Поло мы точно не знаем, какую карьеру он сделал, находясь на службе у Хубилая, зато знаем его мысли и представления об империи великого хана. С официальной биографией Ай-сюэ ситуация выглядит строго обратно: его карьера подробно освещена в китайских источниках, но мы не знаем, что думал советник Хубилая о своем господине и что он думал о положении дел в империи. Если бы каким-то невероятным образом Ай-сюэ, подобно Марко Поло, вернулся бы в Европу и поведал хотя бы часть секретов великого хана, то звезда Марко Поло, несомненно бы поблекла. Но в том-то и заключается исторический парадокс: те, кто занимался реальной политикой, не пишут книг; они надежно хранят доверенные им тайны.

Переходя на язык социальной психологии, отмечу, что мы (наблюдатели за наблюдателями) имеем экстравертированную фигуру Марко Поло и интровертированную фигуру Ай-сюэ. Сегодня они воспринимаются как абсолютно открытый и закрытый персонажи, поскольку Ай-сюэ не оставил после себя авторского текста. Иными словами, мы никогда не получим ту важную информацию, которой владел Ай-сюэ. В нашем распоряжении есть лишь фасад, внешний каркас, а что скрыто внутри, мы не знаем.

В таком случае возникает вопрос, что даст знакомство с официальной биографией Ай-сюэ? Несколько деталей для построения внешней картины империи Хубилая? Разумеется, да. Однако не все так просто. Например, в надгробной стеле Ай-сюэ есть любопытные сведения о плачевном состоянии обитателей южного предместья имперской столицы; в идеальной картине столицы, нарисованной Марко Поло, таких сведений нет. Иными словами, даже отредактированная официальная биография важного имперского чиновника, решавшего проблемные вопросы, дает прорыв к реальности.

Биографии Ай-сюэ посвящено исчерпывающее исследование китаиста С. В. Дмитриева[65], откуда я и заимствовал следующие интересные подробности. Этническое происхождение нашего героя неизвестно. В свое время В. В. Бартольд высказал предположение, что Ай-сюэ можно отождествить с другим таинственным персонажем эпохи, известным под именем пизанца Изола. С. В. Дмитриев нашел дополнительные аргументы в пользу этой гипотезы. Согласно этой версии, в 1300 г. Изол играл важную роль в подготовке совместной военной акции ильханов и христианских держав Европы против мамлюкского Египта. Изол был официальным представителем Газана в Европе. Булла от 20 сентября 1300 г. называет его vicarius Sirie ac Terre Sancte a Casano imperatore Tartarorum, ut asserit, institutus. Изол мог быть назначен губернатором земель, которые предполагалось отдать европейцам, если те придут на помощь монголам.

С. В. Дмитриев пишет, что имя Изола из Пизы впервые упоминается в европейских документах в 1289 г. — папа Николай IV (1288–1292) адресует ему одно из писем, которые должен был взять с собой Иоанн де Монтекорвино, отправлявшийся на Восток[66]. Н. В. Пигулевская ссылается на публикацию латинского перевода письма ильхана Аргуна, где фигурирует Иза-толмач (Ase Terciman, посольство имело место в 1285 г.), причем Иза возглавлял посольство [67]. Я. М. Свет принимает Йоло из Пизы за папского агента в Тебризе[68], что является недоразумением. Новейшее исследование по этой теме принадлежит корейскому историку Kim Ho Dong, который настаивает на тождестве Ай-сюэ с пизанцем Изолом [69].

Из текста надгробной стелы Ай-сюэ известно, что он умер в 1308 г., на восемьдесят втором году жизни, а поступил на службу при дворе еще во времена правления Гуюка, имея, следовательно, около двадцати лет от роду, и всю свою жизнь был верным слугой Чингизидов. Его мудрость и познания в наречиях, астрономии и особенно в медицине "западных краев" позволили ему стать приближенным великого хана Хубилая.

В 1263 г. Ай-сюэ возглавил Си-юй и-яо сы ("Управление медицины и лекарств Западных краев") и Си-юй син-ли сы ("Управление астрономии Западных краев"). Но в списке государственных учреждений "Юань ши", как пишет С. В. Дмитриев, данные учреждения не упоминаются — возможно, это были всего лишь несколько сэ-му-жэней — императорских лекарей и звездочетов при Хубилае, а "управлениями" их назвали биографы Ай-сюэ, чтобы поднять его статус. Так или иначе, восхождение Ай-сюэ по служебной лестнице началось именно благодаря его познаниям в медицине. В биографии Ай-сюэ в "Юань ши" сказано: "В четвертый год [эры правления] Чжун-тун[70] [Ай-сюэ] приказали ведать делами двух управлений: Астрономии и Медицины Западных краев, затем [они] были реорганизованы в Гуан-хуэй сы, и ему было приказано возглавить [это управление]"[71].

Из текста надгробной стелы известно также, что Ай-сюэ в секретных архивах дворца изучал гороскопы монгольских императоров. От него ожидали прогноз о судьбе правителя и самой империи.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13  Вперед
17 сентября 2009      Автор: admin      Просмотров: 27616      

Другие статьи из этой рубрики

Л.Н. Гусева. Левосторонний запах одежды чжурчженей

Любой народ на протяжении веков создаёт стереотип своей уникальной культуры. Одним из его компонентов является одежда (12, с. 107). Перед нами поэтому встала задача — изучить одежды тунгусо-маньчжурского населения на Дальнем Востоке в средние века, используя при этом археологические, этнографические и письменные источники. Задача эта очень трудная, поскольку сама одежда, если и сохранилась, то в редких случаях. Зато при раскопках археологических памятников обнаружены наборные пояса, пуговицы, украшения, бронзовые фигурки человечков.

E.И. Кычанов. Кешиктены Чингис-хана (о месте гвардии в государствах кочевников)

В становлении ранних государств, формировании государственного механизма важное место принадлежало окружению правителя, в частности тем сильным и молодым людям, которые рекрутировались из "сыновей и младших братьев" сподвижников правителя—основоположника государства и составляли его дружину, его личную охрану. У скифов при царе служили отроки. Они составляли гвардию царя, постоянное войско, обязанное охранять его. Эти же юноши выполняли и различные поручения царя по управлению государством, из их числа назначались ферапонты, сановники, управляющие государством. Среди юношей-гвардейцев скифского царя был распространен обычай побратимства, после смерти царя часть его гвардии сопогребали вместе с умершим. При сяньбийских каганах была гвардия (цзинъши), в которую набирались сыновья и младшие братья "великих людей" (дсасэнь), сановников и местных правителей государства. В 396 г. Тоба Лигуй принял титул императора (хуанди) и провел реформу структуры государственного аппарата."Все [назначенные им на должности лица] принадлежали к [его] гвардии. [Они] участвовали в [заседаниях государственного] совета и обсуждали дела армии и государства". Тюркского кагэна охраняли 900 гвардейцев [бёри — "волков"), которыми командовал управитель ставки кагана - тойкан. Сведений о назначениях гвардейцев тюркского кагана на государственные должности у нас не имеется.

Исянгулов Ш.Н. Башкиры и кочевые узбеки в XV - начале XVI вв.

Одной из малоизученных проблем в историографии являются вопросы взаимоотношения башкирских племен с государством кочевых узбеков, оформившимся в 1420-е гг. в восточной части улуса Джучи. Термин узбек появляется в 1360-е гг., а с 80-х гг. XIV в. восточная часть улуса Джучи именовалась узбекским улусом (дийар-и узбек или вилайат-и узбек) [1, с. 38]. После смерти Едигея за власть начали борьбу Улуг-Мухаммед и Барак. Последний был сыном Кайричак-оглана, внуком Урус-хана, и принадлежал к династии Тукатимуридов. Абд-ар-раззак Самарканди пишет, что в 826 г. х. "Борак-оглан захватил орду Мухаммед-хана, и большая часть улуса Узбекского подчинилась и покорилась ему" [2, с. 196]. По мнению М.Г. Сафаргалиева, в 1422–1423 гг. большинство улусов на западе было подвластно Бараку [3, с. 450]. Барак был государем так называемых кочевых узбеков. Примерно в 1421 г. его поддержали мангыты, прежде всего их предводитель – сын Едигея – Мансур [4, с. 94]. Следует отметить, что Мансур был племянником Барака: его родная сестра Суйдуним-Султан была женой знаменитого эмира Едигея и, соответственно, матерью Мансура.

Александр Собянин. Библиография Euroasiatica Bulgarica

Данная библиография по булгарскому (казанскотатарскому) народу была подготовлена мною, в качестве библиографического приложения к нашей с У.Ф.Батыровым статье "Булгары: неизвестная история очень известного народа", для сайта журнала "Профи" на основе библиографии по булгарскому вопросу Р.Х. Бариева. Свою библиографию доктор философских наук, профессор, полковник в отставке Бариев Риза Халирахманович подготовил в ходе работы над своей книгой: Р.Х. Бариев. "Философские аспекты этногенеза волжских булгар". Санкт-Петербург, 1997. 418 с.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов