1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Литература ногаев

2.Средневековая поэзия

Ногайские племена в XII-XIV вв. занимали огромные территории между Иртышем и Дунаем, включая степи современного Северного Кавказа, и играли заметную роль как в политической, так и в культурной жизни Улуса Джучи (Золотой Орды). Они внесли определённый вклад и в литературу золотоордынской эпохи. По справедливому замечанию видного отечественного тюрколога Э.Н.Наджипа, "...письменные памятники периода золотоордынской империи, в состав которой входили татары, узбеки, казахи, ногайцы, башкиры и др., следует считать их общим достоянием".
 
С самого начала развитие ногайской литературы шло двумя путями, на двух литературных языках. Одна часть авторов периода Золотой Орды создавала произведения на старом литературном языке, отличавшемся от разговорного. Этот письменный язык золотоордынского периода назван учёными языком тюрки. Он являлся наследником прежних тюркских литературных языков - караханидского, хо­резмийского. Язык писателей, творивших на этом языке, был насыщен тюркскими архаизмами, арабскими и персидскими заимствованиями, в силу чего произведения на нем были малодоступны широким массам читателей. Эта литература оставалась в рукописных книгах, дос­тупных только узкому кругу избранных и образованных читателей из числа господствующих классов.

Среди выдающихся памятников этого периода – свод стихов "Диван-и хикмет" ("Собрание мудрости") суфийского поэта-мистика шейха Ходжа Ахмеда Йассави (Яссави) и поэта Сулеймана Бакыргани (XII в.), Ахмета Югнаки и Бурханеддина Рабгузи (ХIII в.). Шедеврами тюркской лирики признаны поэмы "Мухаббат-наме" ("Книга любви") поэта Хорезми, "Тюркский Гюлистан" Сайфа Сараи, "Нахдж аль-фарадис", "Хосров и Ширин" Кутба (XIV в.). Историческим, лингвистическим и литературным источником для изучения средневековой эпохи является кипчакско-персидско-латинский словарь XIV в. "Кодекс Куманикус" ("Куманский [половецкий] словарь").

Как значительный памятник духовно-религиозной литературы XII века можно выделить сочинения шейха Ходжа Ахмеда Йассави, жившего в г. Йассы (на территории современного Казахстана). Йассави был не только мусульманским религиозным деятелем, но и поэтом и философом. Его проповеди, стихи-хикметы (араб. хикмат – мудрость) отражают суфийское мировоззрение автора, поиск пути снискания довольства Аллаха, служения Всевышнему и благу людей. Многие сочинения Ходжа Ахмеда Йассави имеют философскую и эсхатологическую направленность. И в XXI веке звучание его хикметов кажется актуальным:

Сбываются предсказания святых –
Конец Света уж близок, ждать осталось недолго.
Святые предупреждали, что умные потеряют свой разум,
Люди ожесточатся, доброта и милосердие оставят их…
 
Младшие и старшие потеряли взаимопонимание,
Женщины и девушки потеряли должный облик…
Пророк говорил: "Совесть – душа благонравия":
Я устал от общества, в котором нет совести, друзья…
 
Мусульманин пьёт кровь мусульманина,
Невинного, оклеветав, делают несчастным…
Ученик не смотрит на учителя с уважением…
Страшное время настало, друзья…
(подстрочный перевод М.Заргишиева)

В отличие от указанного книжного языка, другая часть писателей в процессе становления ногайской народности создали новый литературный язык на базе разговорного. Их произве­дения, главным образом, поэтические, поль­зовались популярностью, переписывались, заучивались наизусть. Представителями этой группы авторов являются певцы-сказители – йырау (ног. йырав, yıraw) и поэты-импровизаторы – акыны (ног. акын, aқın). Поэтический жанр, созданный великими йырау и акынами стал стержневым направлением ногайской поэзии всей последующей эпохи. Распространение литературных произведений в основном через народных сказителей делало литературу доступной широким массам народа, а поэзию йырау и акынов – основным её жанром.

Среди авторов этого направления можно назвать Сыбра-йырау, Йи­ренше Шешена, Кутана Аргын улы, Асана Кайгылы, Шал-Кийиза Тиленши улы, Досмамбета Азавлы, Казы­-Тувгана Суйиниш улы.

Широкую популярность среди ногайских племён имели также имена легендарных музыкантов-кюйши, сочинителей кюев (ног. куьй [küy] – композиция, исполняемая на кыл-кобызе или домбре) Коркут-Ата и полководца Кет-Буги Найманлы.

По преданию, престарелый Коркут-Ата, живший в VIII-IX вв. осмелился искать бессмертие. В своих странствиях и поисках он обошёл много стран и земель, но не найдя ответов на извечные вопросы о жизни и смерти, вернулся на берега родной Сырдарьи (ног. Сыр, Sır). Согласно легенде, Коркут-Ате принадлежит изобретение музыкального инструмента кыл-кобыза из дерева и конских волос.

Имя кюйши Кет-Буги Найманлы – одного из талантливых военачальников Чингиз-хана – связано с легендой о том, как в 1225 году своей игрой на домбре он смог донести до грозного властителя скорбную весть о гибели на охоте его сына Джучи. Знаменитая мелодия-кюй "Аксак кулан (Джучи-хан)", передаваясь из поколения в поколение, доныне сохраняется в репертуаре ногайских кюйши.

Наиболее колоритной фигурой среди поэтов-йырау XIV в. является Асан Кайгылы. "Кайгылы" – прозвище поэта, означающее "печальный", "беспокойный".

Творчество Асана Кайгылы, известного в наро­де еще и как Асан Абыз (от араб. хафиз – знаток Священного Корана, знающий наизусть весь его текст), отличается духовными исканиями и глубоким философским содержанием. Видный казахский учёный-энциклопедист, этнограф Ч.Ч.Валиханов назвал Асана Кайгылы выдающимся "ногайским философом". Главным в жизни поэт считал стремление к Правде и Справедли­вости, сохранение чести и достоинства человека.

Излюбленными жанрами в поэзии степных йырау были жанры толгау (ног. tolğaw – размышления, монологи) и назым (ног. nazım – наставления, назидания). Известны назидания Асана Кайгылы хану Золотой Орды Джанибеку. В своих назымах поэт обвиняет хана в несправедливом правлении, ослаблении государственных устоев, обнищании народа.

Наш хан по имени Джанибек!
Когда суровый день настанет,
Придут в движение [люди] добрые и злые,
Тогда, взяв в руки меч большой,
За истреблённых отцов,
За плачущих и причитающих матерей,
За разорённый народ,
За сыновей, сгинувших как прошумевший ветер,
За плачущих дочерей,
За растревоженный Юрт,
От тебя я потребую ответа,
Наш хан по имени Джанибек!

(подстрочный перевод М.Заргишиева) 

О ногайской литературе XIV-ХVII вв. нельзя говорить, не касаясь ногайской письменности и письменного языка того времени. О нали­чии в этот период у ногаев письменности свидетельствуют много­численные исторические факты. Как уже упоминалось, тюркские племена с V в. по Х в. пользовались древнетюркским руническим алфавитом. С VIII в. среди них стала распространяться уйгуро-найманская письменность, приобретшая в Великой Монгольской империи (частью которой был Улус Джучи – Золотая Орда) официальный, государственный статус. С распространением ислама стала использоваться и арабская графика. Однако ногайские племена, проживавшие от Иртыша до Дуная, приняв ислам, не сразу отказались от привычного для них уйгуро-найманского письма.

Обширная дипломатическая переписка великих русских князей с ногай­скими ханами и мурзами XV-XVII вв. сохранилась в архивных материалах московского Посольского приказа под названием "Ногайские дела". Часть их опубликова­на в советский период. Говоря о языке грамот и посланий ногайских биев и мурз, Г.Перетяткович писал:
 
"Князья и мурзы ногайские грамоты свои в Москву писали обыкновенно на своём языке, и они для государя пере­водились толмачами в Посольском приказе".

В XV-ХVI вв. состав переводных тюркских, в том числе ногайских, дипломатических документов Московского государства заметно увеличился. Исследователь А.С.Дёмин пишет:

"Интересы усиливающегося Русского государства требовали перевода грамот и посланий не только глав государств – ногайских и казанских царей, крым­ских ханов, турецких султанов, но ... и посланий лиц гораздо менее значитель­ных – мурз, купцов и т. д.; переводили... даже их письма к жёнам и брать­ям... Например, перевод грамоты ногайского мурзы Мусы... великому князю Ивану III, сделанный в 1490 г., чётко и лаконично формулировал принципы дружбы и союзничества...".

После распада Золотой Орды ногайская литература продолжила своё развитие в постзолотоордынских государствах – Ногайской Орде, Крымском, Казахском, Астраханском, Казанском и других ханствах.

Во всех указанных государствах поэзия ногайских йырау и акынов, наряду с ногайским героическим эпосом, стала частью народной культуры. К творчеству этих авторов применимо определение, данное выдающимся тюркологом, академиком В.М.Жирмунским распространению ногайского эпоса:

"С последней четверти ХV до последней четверти XVI века Ногайская Орда, объединившая в своём составе тюркские племена в западной части "кыпчакских степей", до границ Москвы и Крыма, играла важную политическую роль в борьбе между Москвой, Казанью, Астраханью и Крымом и в судьбах всех тюркских кочевых племён Средней Азии и Юго-­Западной Сибири. Именно в эту пору эпические сказания, связанные с исто­рией Ногайской Орды, получают широчайшее распространение среди тюркских народов Средней Азии и Сибири, входят в состав эпических преданий казахов и находят частично отражение и в киргизской эпопее "Манас".

Творчество выдающегося ногайского поэта-йырау Средневековья Шал-Кийиза Тиленши улы относится к XV в. Поэт родился в 1420 г., прожив долгую жизнь, скончался в конце столетия. Несмотря на скудость данных о нём и его жизни, сочинения Шал-Кийиза дошли до нас в сравнительно боль­шом количестве.

Шал-Кийиз был современником правителя Большой Орды уллыбия (великого князя) Темира и долгое время был близок к его двору. Известны его оды (ног. мактав, maқtaw), назидания (ног. назым, nazım), наставления (ног. насихат, nasixat), обращённые к этому правителю. Это был век укрепления и роста могущества ногайского государства.

Правители часто прислушивались к мудрым советам популярного в народе йырау. Так, когда уллыбий решил совершить паломничество (хадж) в Высокочтимую Мекку, Шал-Кийиз обратился к Темиру с поэмой "Нагрузил ты корабль грузом…". Озабоченный распрями в среде мурз, поэт призвал правителя не ехать в далёкую Мекку, не давать повода для междо­усобицы из-за опустевшего трона, а дать облегчение бедным и униженным. "Таким путём ты, даже оставаясь дома, освободишься от грехов, мой владыка!", – заявляет мудрый йырау. В итоге Темир, прислушавшись к совету, отложил паломничество.

Поэты Умбет-Али, Умболат, Максут-агай, Самытбай, Сеид-Али-тарихшы, Авал-аксак, Шора Найман улы жили и творили в тяжёлом и грозном для ногай­ского народа XVII веке, когда шла борьба с нашествием ойротских (калмыцких) ханов. Это не могло не наложить отпечаток на их творчество, в котором звучит пламенный призыв к защите Родины от вражеской агрессии и выражается мечта о мире и процветании Ногай Эль.

На это же время приходится жизнь и творчество выдающегося йырау Казы-Тувгана Суйиниш улы. Отец будущего поэта Суйиниш был родом из волжских ногаев, сам Казы-Тувган в разное время жил на берегах Эдили (Волги), Яика (Урала), Кобана (Кубани).

Одно из его наиболее эмоционально ярких произведений – стихотворение "Мой ногайский народ" (ног. "Меним ногайым", "Menim noğayım"). Это своего рода реквием, посвящённый суровой эпохе калмыцко-ногайских войн. Ослабление государства, гибель в битвах отважных батыров, плач матерей и жён, вынужденный уход ногаев с Эдили и Яика на крымские и кубанские кочевья отразились в поэзии Казы-Тувгана с пронзительной глубиной и драматизмом. Однако, несмотря на драматический тон произведения, автор не теряет надежду на лучшее будущее.

Вынужденная перекочёвка с Эдили (Волги), печаль расставания с Родиной, трогательное воспевание красот и богатств отчего края, воспоминания о минувших счастливых временах стали темой другого знакового произведения Казы-Тувгана Суйиниш улы – поэмы "Встревоженный юрт" (ног. "Аланъ юрт", "Alaņ yurt"). "Встревоженный юрт" – ода сыновней любви к родной земле, печаль разлуки с Матерью-Волгой.

К XVII в. относится творчество выдающегося поэта и воина ногайского Средневековья Досмамбета Азавлы. Йырау родился и жил в крепости Азове, который долгое время оставался ареной жёсткого противостояния ногайских, турецких и российских стратегических интересов. Будучи воином и дипломатом, он принимал личное участие во многих политических событиях и военных сражениях того сурового времени. Досмамбет является одним из самых ярких представителей ногайской воинской поэзии.

Его стихотворение "О том не сожалею!" стало гимном мужеству и доблести воина-кочевника. В сочинениях Досмамбета Азавлы прослеживаются традиции древнетюркской воинской поэзии. Его творчество – яркая страница в истории средневековой ногайской литературы.

Назад  1    2    3    4    5  Вперед
6 апреля 2012      Автор: admin      Просмотров: 11288      

Другие статьи из этой рубрики

Традиционное хозяйство ногаев

Традиционным занятием ногаев издревле было кочевое скотоводство. Обширные степи Евразии, на территории которых проходил многовековой процесс этногенеза ногайского народа, обусловили его образ жизни и хозяйственно-экономический уклад.

Коневодство ногаев

Коневодство было одним из древнейших традиционных занятий ногаев. Путешественник Адам Олеарий писал, что ногайские лошади "сильны и очень выносливы".

Охота и рыболовство ногаев

Охота и рыболовство также было одним из древнейших занятий кочевников Великой Степи. Соколиная охота у них всегда была связана с военным делом. Согласно древней степной пословице, "соколиная охота – сестра войны". Грандиозные облавные охоты с ловчими птицами в эпоху Чингиз-хана и в последующих кочевых государствах подробно описаны в летописях Рашид-ад-Дина, Джувейни, сообщениях путешественника Марко Поло и в других средневековых источниках.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов