Статьи
 

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть I

11.Древнетюркская  терминология в области земледелия

Для изучения истории культуры того или иного народа одним из важнейших источников является его собственная историческая терминология, как зафиксированная в письменных источниках, так и сохранившаяся до настоящего времени. Историческая терминология помогает нам определить уровень развития культуры того или иного народа в определенный период истории. Лексический материал, являясь своего рода документальным источником, отражает повседневный быт и занятие его носителей и является наглядным показателем его образа жизни. Например, в киргизском языке насчитывается около 200 тысяч терминов, связанных с коневодством [Абдувалиев, 1985, с. 36], что свидетельствует о существовании древних и богатых традиций киргизского народа в этой области.

Сравнительно-сопоставительный анализ лексического материала различных языков, в свою очередь, помогает определить степень развития у его носителей того или иного вида хозяйствования. В данном случае мы задались целью исследовать лексику древнетюркского и согдийского языков в области земледелия. Для нашего исследования мы привлекли с одной стороны лексику памятников древнетюркской письменности (VII – VIII вв.) *29, памятников тюркской литературы ХI – ХIV вв. *30, средневековые тюркские словари ХI – ХIV вв. *31, а с другой стороны – лексику согдийских письменных памятников IV – ХI вв. [Gharib, 1995] и  пахлевийских памятников (VI – IХ вв.) [Пехлевийский словарь, 1965].

*29 Памятники древнетюркской рунической письменности Монголии, Киргизии, Казахстана, Ферганы и Восточного Туркестана.
*30 Подстрочный тюркский перевод Корана (Х в.), "Кутадгу Билиг" Йусуфа Баласагуни (ХI в.), "Хибат ал-хакаик" Ахмада Йугнаки (IХ в.), "Иршад ат-талибин" ал-Хакими ат-Термизи (IХ в.)
*31 "Диван лугат ат-Турк" (Словарь тюркских наречий) Махмуда Кашгари (ХI в.), словарь "Мукаддимат ал-адаб" Махмуда аз-Замахшари (ХII в.), словарь кыпчакского языка "Кодекс Команикус" (ХIII в.), тюркско-арабские словарь мамлюкского времени (ХIII – ХIV вв.)

Исследование исторической терминологии тюркских языков показывает, что названия отдельных сельскохозяйственных культур и растений, находившиеся в употреблении в тюркских языках, образованы на основе исконно тюркских слов. Так, в древнетюркском языке зафиксированы названия  таких зерновых культур, как ārpa, arpā – ячмень, āšlīq – злаки, зерно, хлеб, avūn – зерно, bašāq – колос, benak – зернышко, češni – зерна, boγuz – хлеб в зерне, buγdγaj (=budγaj) – пшеница, buγdaj baši – колос пшеницы, čikin – петушиное просо, ekindi tariγ – посеянное зерно, evin – зерно, iŋak kuči – зерно, семя кунжута, jasimuq – просо, jasmūq – чечевица, чечевичное зерно, jugur – просо, junčuk (=tana) – жемчуг; зерно, семечко, jur (=juqur, ugur, ujur) – просо, mončuq – зернышко, qildruq – усик на колосе, ость, qilčiq – колос, qojaq (=qonaq) – вид проса, qonaq – вид проса, tara – злак, tariq – посев, жатва, tariγ – зерно, злаки, хлеб; просо, tariγ – урожай, посев, жатва, toqun – зерно, семя, tutturqan (=tuturqan) – рис, ujur  (ugur) – просо, пшено, urluγ – семя, семена, uruγ – зерно, семя, семена, uruγluq buγdaj – семенная пшеница и др.*32

*32  Все эти, так же как и многие другие подобные им термины, обозначающие продукты и орудия труда земледелия, зафиксированы в средневековых тюркских памятниках, таких как "Диван лугат ат-турк" Махмуда Кашгари, "Кутадгу билик" Йусуфа Баласагуни и др., а некоторые – в памятниках древнетюркской письменности (VI – VIII вв.). Вопрос об уровне развития земледелия и оседло-земледельческой культуры у древних и средневековых тюрков Средней и  Центральной Азии мы намерены более подробно рассмотреть в специальной статье, которая готовится нами к печати.

Наличие в древнетюркском языке богатой терминологии в области земледелия указывает на то, что эти слова не были заимствованы тюрками из других языков, а были введены в оборот самими носителями этих тюркских языков *33. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что тюрки сами занимались выращиванием этих культур, в результате чего сами давали им названия исходя из словарного запаса своих родных языков [Каримова, 2002, c. 159 – 255 (№ 56, 122, 202, 243, 266, 272 и мн. др.)] *34.

* 33   См. Приложение 1: Древнетюркская терминология в области земледелия.
* 34   Например, терминология согдийского языка в области металлургии не отличается таким богатством и разнообразием как древнетюркская (См.: Камолиддин, 2004, с. 74 – 83). В памятниках согдийской письменности зафиксировано всего несколько названий металлов: rod – медь, rodenč – латунь, zin (zir n) – золото, span (sfan) – железо, aržiž – олово, свинец, а также такие термины как sqar (askar) – уголь,  pan -  монеты,  atapan – печь, tanur – печь, ankir (anger) – очаг, agarban – щипцы, клещи. См.: Gharib, 1995, p. 344 (No. 8561), 470 (No. 11544), 360 (No. 8921), 56 (No. 1420), 354 (No. 8776), 275 (No. 6874), 388 (No. 9689), 41 (No. 1061), 27 (No. 699)  и др. 

В древнетюркском языке зафиксированы также названия других культурных растений, такие как  banbūq, (=mamiq) – хлопок, čibiq – стебель (цветка), čigit – хлопковое семя, ekim – посев, ekīn – сев, посев, посевной, земля под пашню, ekinlig – хлебный, jaγ uguri – кунжут, jitim – льняное семя, jorinčγa – клевер, jorunčqa – клевер, jugurgun – растение, похожее на просо, juŋ – хлопок, kebaz (kepaz)– хлопок, хлопчатник, kindir – лен, конопля, kөk – корень посева, kuč – кунжут, kunči – кунжут, kunčit – кунжут, pamuq – хлопок, sinsim – кунжут индийский, siput – кориандр, tana – кунжут, toqun – саженцы, росток и др.

Исконно тюркскими являются названия многих овощей, такие как bibar – перец, bidbul – перец, borsu – горох, burč – перец, burčaq – горох и другие растения из семейства бобовых, butuga – баклажан, čamγur (=čaγmur) – репа, čomār (=kāšūr) – морковь, čukundur – свекла сахарная, elestek – огурец, enatkak burčaq – индийский горох, erenge – репа, брюква, jašil burčaq – зеленый горошек, java, jova (=sūγān) – лук, луковица, jetan – лук, kāšūr (=čomār) – морковь, kešur – редиска, mončuq murč – зерно перца, murč – черный перец, noqut – горох, nuqut – турецкий горох, qavla – овощи, qič, qiš – горчица, семена горчицы, qozaq – картофель египетский, saklāba – сахарная свекла, турнепс, samursaq – чеснок, sarmusaq – чеснок, satun – чеснок, soγun – лук, sūγān (=yava, yova) – лук, луковица, šalγam – репа, tarmaz – огурец, turb – редька, turma – редька, редис, usqun – чеснок, uγli – белая морковь  и др.

В древнетюркском языке зафиксированы также тюркские названия бахчевых культур, такие как bukan – индийская дыня, kingizak qaγun – лежалая дыня, qabaq – тыква, qabaq χuasi – цветы тыквы, qavun – арбуз, qaγun – дыня, qirtiš – остатки дыни, saγnaγu – сушеная тыква, turmuz – растение из семейства тыквенных, змеевидная тыква, азиатский огурец, χočunak – небольшая душистая дыня  и др.

О развитии земледелия у древних тюрков свидетельствует и наличие богатой терминологии для обозначения различных видов и состояний земли, таких как bičγil jer – потрескавшаяся земля, boš jer– рыхлая земля, būz – целина, čaγruq yer – утоптанная земля, čoraq – необработанная земля, čol – суша, безводная пустыня, et jer – мягкая почва, jadyqlyγ – плоская (земля), japri jer – равнина (участок ровной земли), jer, jari – пустыня, jariš – равнина, jazi – степь, равнина, jetiz jer – обширная (полоса) земли, qajir – песок, рыхлая земля, qarqaγ – безводная пустыня, qir – степь, пустыня, дикая местность, qočur – необработанная земля, qulatuz – пустыня, степь, tapluq – трещины на поверхности земли, tarlaγusiz jer – невспаханная, целинная земля, toрraq (=topraγ) – земля, прах, пыль, topurγan – бесплодная глинистая местность, покрытая пылью, toz – земля, пыль, uyurū – долина и др.

Не менее богатой является древнетюркская терминологии для обозначения полей: tariγlaγ turur dunja – мир – [это] нива, əniz (=aŋiz) – пахотная земля, atiz – поле, нива, atiz – посевная площадка между двумя арыками, baldir tariγ – ранний посев, baqča – огород, bir ekim yer – земельный участок на один посев, burduz – (иран.) огород, бахча, ču – вид пахотной земли, ekīn – посев, пашня, земля под пашню, ekinliq – посев, нива, i tariγ – посевы злаковых культур, kepazlik – поле, засеянное хлопком, qavlaliq – овощное поле, огород, qabaqliq – тыквенное поле, бахча, qaγunluq – дынное поле, бахча, qira – пашня, поле, soγunluγ – место, где обильно растет лук, tajaγu – комочек земли, навоза, tariγ taritγu jer – земля, на которой сеют хлеб, tariγlaγ – вспаханное поле, пашня, tariqliq – поле, нива, tarlā (=tarilaγ) – обработанное поле; участок земли, пригодный для обработки, tarlaγ – поле, нива и др.

Для обозначения урожая и различных его состояний использовались такие слова как bašlan- (-di) – колоситься (о пшенице), but- (=biš-) (-di) – созревать, поспевать, вырастать (о посевах), ičlan- (-di) – наполняться, наливаться (о зерне), tariγ ičlandi – хлеба (зерно) налились, jetil- (-di) – зреть, созревать (посев), появляться, kepaz uruγlandi – на хлопке появились коробочки, pyš-, biš- (-di) – зреть, поспевать (о растениях, злаках), tariγ bišdi yaš ot undi – злаки созрели, выросли свежие травы, tariγ uruγlandi – хлеба заколосились и др.

Еще более богатой является древнетюркские слова и глаголы для обозначения различных вмдов земледельческих работ. К ним относятся такие əla- (-di) – сеять, просеивать; аq- (-ti) – сеять; bič-, bičkil – косить, жать, снимать, собирать урожай, bīčīn – покос, жатва, bičin – жатва, bit- (-di) – расти, зреть, butkur- (-di) – выращивать, dagrin- (-di) – вращаться, вертеться, dik- (-ti) – сажать, ek-  (-kil) – сеять, возделывать, ele- (-gil) – сеять, просеивать через сито, решето, er buγday saγuladi – мужчина отмерил пшеницы, er tariγ savurdi – мужчина провеял зерно, er tariγ tarindi – мужчина сеял себе хлеб, igit- (-di) – вырастить, janši- (-di) – молотить, давить, jaγiz jer uzala onugli evin tirip sen tolular sen qaznaq evin – собирая зерно, произрастающее на бурой земле, ты наполняешь амбары, jer atizlandi – поле было разделено на площадки и распахано, jer tuzardi – земля выравнивалась, jer tuzuldi – земля была выронена, kefšaŋ – подношение дара в виде зерна или пищи после уборки урожая, kom- (-di) – копать (землю), kuz jaŋida jeti taŋ kebaz butkururmen – к началу осени я выращу семь мер хлопка, lučnut – общественная взаимопомощь крестьян при молотьбе, ol aŋar un elgašdi – он просеивал с ним муку, ol ani un elgatti – он заставил его просеивать муку, ol ikki tariγ juδušdi – они грузили друг другу зерно, ol jer axtardi – он пахал землю, ol jer turqladi – он измерил землю, ol jerig qazidi – он копал землю, ol jerig qiγlatti – он удобрил навозом землю; унавожил землю, ol jerig sabanladi – он пахал землю, ol jerig tuzdi – он выровнял землю, ol kepaz ariγladi – он очищал хлопок от зерен, ol maŋa jer tuzušdi – он выравнивал со мной землю, ol meŋa tariγ ekišdi – он со мной сеял зерно, ol meŋa tariγ ugušdi – он со мной молол зерно, ol orγaq tišatti – он заставлял точить серп, ol ot ordi – он косил траву, ol tariγ ekindi – он посеял зерно, ol tariγ ekitti – он заставлял сеять зерно, ol tariγ ekturdi – он заставлял сеять зерно, ol tariγ jiγdi – он собрал урожай злаковых, ol tariγ otadi – он полол посев, ol tariγ surušladi – он поджарил колосья [проса], ol tariγ tarimsindi – он сделал вид, что сеет хлеб, ol un eladi – он сеял муку, or- (-di) – жать, косить, ortgun – обработка урожая, молотьба, ortgun tepmak – молотить необмолоченный хлеб, orγaq tišlandi – серп был наточен, orum – захват травы серпом, ota- (-di) – полоть, pamuq uruγladi – он выбил семена из хлопка (=очистил хлопок), qalburla- (-di) – сеять, просеивать, пропускать через решето, qazi-, qasi-, qas- (-di) – копать, обрабатывать землю, qaz- (-di) – копать, qupar- (-γil) – разрыхлять почву, saban – пахота, saban- (-di) – пахать, вспахивать, sabanda sandriš bolsa, ortgunda irtaš bolmas – если во время [весенних] полевых работ будут споры, то при обработке урожая споров не будет, sučitdi – сделал землю пригодной для земледелия, tar- (-di) – возделывать землю, сеять, tari- (-di) – сеять, засевать, tarat- (-ti) – молоть, размалывать, tarin- (-di) – быть посеянным, сеяться, taris- (-di) – сеять, посеять, edgu juŋ kendir bir tarisar – если кто посеет хороший хлопок и коноплю, tariγ – земледелие, землепашество, tariγ ekildi – зерно было посеяно, tariγ savruldi – зерно было просеяно, tariγlan- (-di) – приобретать зерно, хлеб, tart- (-qil) – вешать, взвешивать, un tartqil – молоть муку, tišal- (-di) – точиться, orγaq tišaldi – серп был наточен, tit- (-ti) – чесать, расчесывать, щипать хлопок, tog- (-di) – толочь, молотить, ugit- (-di) – молоть (хлеб), ol tariγ ugitti – он заставил молоть хлеб, un elgaldi – мука просеивалась, uraγut un elgandi – женщина просеивала для себя муку, uruγ ekti – посеяли семена и др.

Исконно тюркскими являются и названия орудий труда, связанных с земледелием,  такие как amač – деревянное сельско-хозяйственное орудие типа сохи, andiγ – обод [сита, решета], arba (=kangli) – телега для перевозки зерна, atan buqa – вол, avran – печь для выпечки хлеба, построенная в форме кузнечного горна, ələk – сито, baqir kali – ступка, baštar – серп, bičaq – коса, buγā – бык, buqarsi – соха, упряж, dagirman, tiyirman – мельница, dөguč – пест (ик), которым толчут пшеницу в ступе, evusgu – решето, сито, itagu – деревянная прокладка, на которую насаживается жернов мельницы, jetan (=jetaŋ) – приспособление для чесания хлопка и шерсти, joγurγuč – скалка, juraq – серп, коса, jaγrin – лопатка, kəli – ступа, ступка, ketman – кетмень, kurak – лопатка, kurek – лопата деревянная для просеивания зерна, kurgak – лопата, mama – бык, находящийся в центре токи во время молотьбы, другие быки движутся вокруг него, oguz – вол, бык, okuz, өkuz  – бык, вол, oqlāγū – скалка для раскатывания теста, oraq – серп, orγaq – серп, ot orni – печь для выпечки хлеба, qalbur – решето, qara siyir, qara siγir – буйвол, qazqič – лопата, sabān – плуг, соха, saban – парная упряжка волов с земледельческими пахотными орудиями, sanit – дощечка (доска, на которой раскатывают тесто), su siyir, su siγir – буйвол, šebaŋ – металлическая палка, šebiŋ – пест, колотушка из металла для разбивания комьев земли, taba – верблюд, taŋ – сито, решето, tarmāvuč – грабли, ручная борона, tegirman – мельница, tegirman qoγuši – мельничный лоток  и др.

Для обозначения земледельцев и крестьян древние тюрки использовали такие термины, как əkīnčī – земледелец, хлебороб, крестьянин, tariγčī – земледелец, землепашец, sabanči – пахарь, земледелец, tat – крестьянин, горожанин, а для пекарей – ətməkčī – пекарь, хлебопек, etmakči – булочник, tegirmanči – мельник, ugitči – мельник  и др.

В условиях жаркого и засушливого климата Средней Азии земледелие здесь почти повсеместно было орошаемым, что требовало проведения ирригационных работ и наличия оросительной системы. Древнетюркская терминология в этой области показывает, что тюрки имели свои богатые традиции ирригаии. Так, для обозначения ирригационных работ в дрквнетюркском языке зафиксированы такие слова, как atizla- (-di) – провести арыки и подготовить площадки между ними для посева, aγizla- (-di) – прокопать выводную борозду [в арыке], buk- (-di) – запрудить (воду), buγdaj qatinda sarqač suvalur – наряду с пшеницей получает воду [при орошении] и сорняк саркач, čatipa – налог на тех, кто не участвует в рытье оросительных каналов, čevur- (-di) – вращать, крутить (колесо), ol čiγrini čevurdi – он вращал колесо (колодца), čiγri čevruldi – колесо вращалось, oziŋa quduγ qazindi – он выкопал себе колодец, qaz- (-di) – копать, ol aŋar qaδaγ qazturdi – он приказал ему выкопать канаву, er ariq qazdi – мужчина прокопал арык, qahtliq –засуха, неурожай, qirlan- (-di) – появились арыки в земле, ol ariqni qirlatti – он велел проводить борозду по краям арыка, quduq qazsar bulaq qazsar edgu – вырыть колодец и вырыть канал – это хорошо, quruγ jerig suvaju – орошая сухую землю, suvar- (-di) – поливать, поить, suvqa tuγ ur – перекрой воду плотиной, tariγ suvaldi – посев был полит, tezgin- (-di) – вертеться, вращаться (о колесе), čiγri tezgindi – колесо вращалось, tuδun – распорядитель; тот, кто распределяет в селении воду в арыках.

Для обозначения ирригационных сооружений использовались такие термины, как аrīq, ariγ – арык, канал, ручей, берег ручья, ariq qašladi – сделал берега канала, čat – колодец, čiγri – зубчатое колесо, диск, обод, dara, tara – пересохшее русло, jaŋa – (огуз) берег реки, канала, juγač – противоположная сторона арыка или долины, kāriz – (перс.) желоб, кяриз, kečig – брод, мост, kөnək (=kөŋək) – водосток, водопровод, канава, сточная труба, глиняная водопроводная труба, kөpru (=kopruk) – мост, ogan kesguči – распределитель воды, qaδaγ – канава, канал, qanγ(y) – водоём, qazmiš ariq – вырытый арык, qir – плотина, qiraγ, qiriγ – берег, край, qoγuš – желоб для воды, quδuγ (=quduq) – колодец, qujuq (=quduq) – колодец, qujuγ (=quδuγ) – колодец, qujū – колодец, taš quduγda gulradi – камень грохотал в колодце, taš quδuγ ičra gulduradi – камень грохотал внутри колодца, отметил глубину колодца, sibak – втулка для жернова, šiqiraq, šiqraq – колесо, подающее воду, tamula- (-di) – запрудить (воду), ol suvuγ tamuladi – он укрепил плотину, taš kopruk – каменный мост, tuγ – плотина и др.

Большой ассортимент продуктов земледелия, использовавшийся у древних тюрков, свидетельствует о том, что они сами занимались их производством. В древнетюркском языке зафиксированы такие термины, как batatu – хлопковая пряжа, bir orum ot – трава, срезанная за один взмах, bičma jorinčγa – скошенный клевер, bus – сено, kavuk, kuvuk (=salam, saman) – солома, ortgun – необмолоченный хлеб, qau – трут (вещи вроде хлопка, которые загораются от попадания молнии), saman – солома и др.

Еще более разнообразной и богатой является древнетюркская терминология для продуктов питания, связанных с земледелием. К ним относятся такие термины, как arpa aš – еда из ячменя, arpa jarp jarmasi – твердая крупа из ячменя, arpala- (-di) – кормить ячменем, arpalan- (-di) – получить ячмень, arpa talqani – ячменное толокно, ašlīq – зерно, злаки, пища, хлеб, avzuri – кушанье, приготовляемое из смеси пшеничной и ячменной муки или из какой-либо иной смеси, bekni – алкогольный напиток из пшеницы, проса или ячменя [пиво?, брага?], bir bičim qaγun – ломоть дыни, bir joγrum un – мука для одного замеса, botqa – каша из риса и молока, balačuq – маленький пирожок, bulamač – каша из муки, молока и жира, мучная каша, burγul, burγun – толченая пшеница, пшеничное блюдо, buχsi – кушанье, приготовляемое из пшеницы, миндаля и сладкой приправы, buχsum – напиток из проса, буза, dagilmiš – толченый, измельченный, ekinlig išigti – алкогольный напиток (из зерна), хлеб печеный, goja – блюдо из пшеницы, iršiq – мука, isiqti – спиртные напитки, jamata – разновидность теста, janči – тесто, jarma – крупа, толченая пшеница, блюдо из пшеницы, javur- , yoγur- (-di) – месить тесто, jaγ uguri – кунжутное масло, joγrum – замес, jamata – разновидность теста, janči – тесто, kunčit jaγi – кунжутное масло, kuč jaγi (=jaγ uguri) – кунжутное масло, kurs- (-di) – подходить (о тесте), laqš (=laqša) – пшеничная мука; лапша, mun – похлебка, суп, одна чаша твоей воды, qaruq – ячменная, пшеничная каша, qaγut – еда, приготовляемая из просяной муки с маслом и сахаром, qaviq – отруби, qavurmač (=qoγurmač) – блюдо из поджаренной на масле пшеницы, qavuq – отруби (просяные), quvuq jur jedim men – я ел отруби и просо, qavut – ячменная или пшеничная каша, qijma ugra – тесто, нарезанное мелкими кусочками, qonaq mini – просяная мука, qonaq togisi – пшено, qoγurmač (=qavurmač) – поджаренная пшеница, qovut – еда из просяной муки с маслом и сахаром, quma jaγi – льняное масло, sarmačuq – сорт тонкой лапши, sučuq – фаршированные овощи, sūklančī – жаркое, suma – запаренная для солода пшеница или ячмень, suruš – зерно, поджаренное в восковой спелости, talqan – поджаренная мука, толокно, top – кушанье, приготовляемое из пшеницы и овсяной муки, topun – пшеничная мякина, togi – пшено, tuma buχsun – брожение и шипение (настоя просяной водки), turāq – блюдо, кушанье из какой-то смеси, tutmač – название мучного блюда, вид лапши, ugra – мучное блюдо, un – мука, ol aŋar un joγurtti – он заставил его месить тесто (муку), uγut – род теста.

В древнетюркском языке имелась богатая терминология для названий хлеба и различных его видов. Так, в источниках зафиксированы такие термины как bursaq – хлеб, buskač – лепешка, хлеб, buškal – тонкий хлебец в виде лепешки, čorak (=šorak) – чурек, лепешка, čurək – лепешка, чурек, čuqmin – хлебное изделие (легко усваимая тонкая лепешка, изготовленная на пару), ebak – название хлеба у детей, esbari – сдобная лепешка, испеченная в золе, etmak, ətmək, ətmak – хлеб, jemliγ – пропитание, хлеб насущный, jap- (-qil) – печь хлеб, išlar otmak japti – женщина прилепила лепешку [к стенке тандыра], jarma juvγa – слоеная лепешка, jupqa ətmək – тонкая лепешка, juvγa – слоеная лепешка, komač – лепешка, выпекаемая в горячей золе, kozman – лепешка, блинчик, kozman komdi – лепешку закопали [в золу], kulša – чурек, qatma juvγa – лепешка поджаренная на масле,  otmak, өtmak – хлеб, лепешка, kuvsak etmak – мягкий хлеб [из хорошего теста], bir otmakaŋ bir saγar suvuŋ – один твой хлеб, bir kesak etmak – кусок хлеба, bir tegim turmak – кусок чебурека, bizi – подгорелая корка хлеба, qalaš – калач, qaqurγan – хлеб, который пекут с маслом в печи или тандыре, sinğu – особый вид хлеба, лепешка, somun – тонкая лепешка,suqum (=toγram) – кусок, ломтик хлеба, toγram (=suqum) – ломтик хлеба, toquč – лепешка, tuz etmak – хлеб-соль, угощение, ugit – помол хлеба, uvun- (-di) – накрошить (хлеб), ol oziŋa etmak uvundi – он накрошил себе хлеб, uvuš etmak – искрошенный хлеб.

Такая богатая терминология могла быть только при наличии своих исконных традиций земледелия. Продолжателем богатых традиций древних тюрков в области хлебопекарного искусства являются современные узбеки, в рационе которых имеется самый богатый в мире ассортимент хлебных продуктов *35.

*35  В Узбекистане насчитывается не менее 50 разновидностей хлеба, где в каждой области, в каждом районе и даже кишлаке жители традиционно готовят свой особенный и не повторимый сорт хлеба.

Предполагается, что тюрки Чача, Илака и Ферганы, были аборигенами, т.е. автохтонными жителями этих областей [Bosworth, 1963, p. 207]. О проживании древних тюрков в южных районах Средней Азии свидетельствует наличие в их лексике исконно тюркских названий растений и культур, выращивание которых возможно только в условиях теплого и умеренного климата *36, а также названий отдельных животных, которые водятся только в южных широтах *37.

*36   Например, jaγaq (грецкий орех), čünük – чинара, платан , čarun – бот. чинара, платан , tobulγaq – кипарис, üzüm (винроград), (гранат), ačīr (инджир), saru örik  (абрикос), ājwa  (айва) и др.
*37   Например, арслан (лев), йаган (слон), йалаван (крокодил), пичин (обезъяна), чарлак (мартышка), шабак (павиан), кутан (пеликан) и др.

Наличие в составе современного узбекского языка наряду с заимствованной терминологией  в области выращивания такой южной культуры как хлопок (pamuq, paxta, γūza) исконно тюркских терминов – juŋ (хлопок), kebaz/kepaz (хлопчатник), panbūqliq (хлопчатник), čakit/čigit (хлопковое семя, čanāq (коробочка хлопка). свидетельствует о том, что создававшие ее в далеком прошлом тюрко-язычные предки узбекского народа проживали именно на территории Средней Азии *38.

*38    Эти и некоторые другие культуры могли произрастать только в Средней Азии или более южных районах,  климатические условия которых благоприятствовали разведению. этих культур. В более северных районах, тем более в горном Алтае, откуда, якобы, спустились древние тюрки, эти культуры расти никак не могли.

Такая богатая терминология в области земледелия, несомненно, не могла возникнуть за короткий промежуток времени, а должна была формироваться в течение многих веков, прежде чем была зафиксирована в памятниках древнетюркской письменности эпохи раннего и развитого средневековья.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12  Вперед
29 октября 2008      Автор: admin      Просмотров: 33203      

Другие статьи из этой рубрики

Эльмира Гюль. Узбекский ковер: этническая специфика и вопросы символики декора

Ковровая карта позднесредневековых узбекских ханств была весьма разнообразна, при этом ковроткачество было распространено в ареалах обитания скотоводческого населения. Наряду с узбеками выделкой ковров занимались также местные туркмены, арабы, каракалпаки, киргизы, казахи, уйгуры, таджики. Общность этногенетических корней, совместное проживание способствовало закономерному культурному взаимообмену: распространению единых технических приемов, мотивов орнамента. В контактных районах подчас сложно выявить происхождение того или иного изделия. Вместе с тем, некоторые ковры несут в себе четкую идентификацию, что делает их сразу узнаваемыми. Что касается собственно узбекского населения, то ковроткачество развивалось у узбеков-туркман (Нурата) и этнических групп дашти-кипчакского племенного объединения, сохранивших скотоводческий тип хозяйствования, в первую очередь кунгратов, локаев, кипчаков, туяклы, минг, найман, а также других, менее крупных племен. Участие перечисленных племен в этногенезе не только узбеков, но и иных народов-соседей, обусловило общность традиций прикладного искусства, в том числе ковроделия.

Б. X. Кармышева. Очерки этнической истории южных райнов Таджикистана и Узбекистана (по этнографическим данным)

Барласы были наиболее многочисленным и широко рас-селенным тюркским племенем. Их племенное название известно со времени Чингисхана: предводитель одной из 4 тысяч коренного монгольского войска, выделенного Чингисханом своему сыну Чагатаю, был из этого племени [289, 257]. А. Ю. Якубовский, как и В. В. Бартольд, не сомневался в том, что барласы (как и джалаиры, входившие в состав этих 4 тыс.) были монголами. Он писал, что "в 30-х и 40-х годах XIII в. это (барласы и джалаиры. — Б. К.) действительно были монголы, однако в 60—70-х годах XIV в. ни джалаиры, ни барласы таковыми уже не являлись. Даже наиболее привилегированные воины Тимура из чагатаев, носившие косы (что было не свойственно тюркскому населению), говорили уже только по-тюркски" [378, 10]. В предисловии к первому изданию "Истории народов Узбекистана", где А. Ю. Якубовский повторяет ту же мысль, в примечании редакции указывается, что вопрос о монгольском происхождении барласов и джалаиров является спорным и в науке еще не разрешен [341, 11]. Что послужило основанием для такого замечания, я не знаю, ибо до сих пор нет ни специальных исследований, ни более обоснованного высказывания, дающих основание оспаривать монгольское происхождение барласов. Л. Ю. Якубовский, вероятно, опирался прежде всего на Рашид-ад-дина, который неоднократно говорит о принадлежности последних к монголам [288, 78, 184; 289, 29, 269]. Джалаиры же, как теперь установлено исследованиями Ю. А. Зуева, действительно были не монголами, а тюрками [132, 178—185]. Говоря о барласах XV в., А. Ю. Якубовский вполне справедливо подчеркивает, что они были "потомками не только монголов, но и того тюркского населения, которое жило до прихода барласов в Кашкадарьинском районе" [378, 10].

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть IV

Ахеменидам и Сасанидам приписывается основание многих городов в Средней Азии, но только под тюркским владычеством городская жизнь в Иране и Средней Азии приобрела тот облик, который она сохранила до сих пор [Бартольд, 1971, с. 363]. Сопоставление данных о городах ХI в. с известиями географов Х в. ясно показывает, что только в ХI в. окончательно установился в Персии и Средней Азии тот тип городов, который до сих пор не подвергался существенным изменениям [Бартольд, 1971, с. 372]. Это города с главными улицами от ворот к центру, базарными лавками вдоль этих улиц и центральным куполом рынка (чорсу) в месте их пересечения [Бартольд, 1963 (а), с. 130].

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Заключение. Литература.

Таким образом, сведения письменных источников, в совокупности с данными археологии, архитектуры, искусства, исторической топонимии и терминологии свидетельствуют о том, что древние и средневековые тюрки имели свою богатую градостроительную культуру и архитектурные традиции, которые по своему уровню ничем не уступали культурам других народов Центральной Азии, оказывая на них свое влияние.

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть II

Кроме земледелия оседлые тюрки занимались также садоводством, и особенно виноградарством и виноделием. В VII в. в Китае виноград считался экзотическим растением и большими специалистами по выращиванию лозы и приготовлению вина считались римляне, арабы и тюрки-уйгуры [Шефер, 1981, с. 193]. В 647 г. тюркский йабгу преподнес в дар китайскому императору виноградную лозу по названию "сосок кобылицы" [Шефер, 1981, с. 579]. В китайском тексте VIII в. упоминается тюркский титул фу-ни жэ-хань, который носили те, кто следил за соблюдением законности и очередности при подношении вин. Транскрипция слова фу-ни, означающего "вино", восходит к древнетюркскому begni – хмельной напиток, изготовленный из проса или ячменя [Кошгарий, т. 1, с. 408; т. 3, с. 68]. Cчитается, что это слово относится к числу названий божественного происхождения [Henning, 1965, p. 245, 246]. Среди древнетюркских изваяний Монголии трижды встречаются изображения "виночерпиев" с сосудами [Войтов, 1996].
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте