1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть I

4.Сведения китайских хроник

Древние китайцы были хорошо знакомы со своими ближайшими соседями – тюрками, поэтому в китайских источниках приводятся подробные сведения об их культуре и быте. Согласно данным древнейших памятников прото-китайской письменности, относящихся к эпохе Инь (ХIII – ХII вв. до н.э.), продукты земледелия составляли основной рацион в пище племен жун и ди, живших  к северу и западу от Китая [Крюков, 1970, с. 38 – 39], большая часть которых была тюрко-язычной *11.

*11    Первое упоминание племен жун и ди в памятниках китайской письменности относится к 2357 г. до н.э. (См.: Файзрахманов, 2000, c. 40). О языковой принадлежности этих племен, так же как и племен хун, динлин, теле и др. см.: Бернштам, 1951, c. 21, 28 – 31, а также: Хўжаев, 2001, c. 11 – 18.

Китайские источники неоднократно отмечают о существовании земледелия еще у хуннов [Давыдова, Шилов, 1953, с. 193 – 201]. Хунны отправили военный отряд в Западные страны специально для заведения там земледелия, чтобы впоследствии стеснить усуней и Западный край [Бичурин, т. 1, с. 84]. Можно предполагать, что часть земледельческих работ выполняли беглые китайцы и рабы. Но основную часть этих работ, на наш взгляд, могли проводить представители оседлых стран запада, например Ферганы, которая некоторое время находилась под властью хуннов, а также наиболее бедная прослойка хуннского общества.  Земледелием могли заниматься и оседлые кеты, которые, согласно последним данным, составляли значительную часть хуннского общества [Vovin, 2000, p. 87].

Племена теле, которые были потомками древних хуннов, занимались скотоводством, но вместе с тем они хорошо владели искусством культивирования растений [Материалы, с. 12]. Жители владения Гаочан (Турфан) *12 выращивали 9 видов зерновых и питались в основном пшеничной мукой и мясом. Они выращивали также растение, плоды которого похожи на кокон. Шелковистые нити внутри кокона похожи на тонкую пеньковую пряжу. Его называют байдецзы *13. Жители этой страны делают из нее ткань, очень мягкую и белую [Материалы, с. 20].  В Фергане проживали оседлые тюрки Азгиш (от ас-киши), которые в китайских источниках упоминается в форме  Asi-gi [Togan, 1981, s. 52].

Западные ветви многочисленных племен теле, проживавшие в горах и долинах к востоку от Западного моря [Кюнер, 1961, с. 38 – 39], занимались в основном земледелием [Бэй шу, с. 569].

Племена бома, входившие в конфедерацию теле, … пахали поля на лошадях. С наступлением тепла они оттаивали их с солнечной стороны. С помощью лошадей и людей они пахали плугом и сеяли пять хлебов [Кюнер, 1961, с. 52 – 53] *14.

* 12 Судя по их описанию, здесь речь идет о тюрках: Они говорили на языке, понятном для хуа (китайцев), по внешнему облику походили на гаоли (корейцев), волосы заплетали в косы и откидывали за спину.
* 13   Иероглиф байдецзы является китайской передачей тюркского слова кипаз, киваз, означающего "хлопчатник".
* 14   Пять хлебов – традиционная формула основных культур китайского земледелия: рис, просо, ячмень, пщеница и бобы [Кюнер, 1961, с. 58].

Тюркский каган Мочжо (Мочур), правивший в 691 – 716 гг., просил у китайского императора предоставить ему 100 000 ху проса на посев, 3000 земледельческих снарядов [орудий] и несколько десятков тысяч гинов железа… Ему было посланы просо, земледельческие орудия и несколько тысяч кибиток покорившихся тюрков (тукюесцев). С этого времени тюрки (тукюесцы) усилились [Бичурин, т. 1, с. 269].

В стране хагасов (хакасов)  …климат был весьма холодным и постоянно стоял лед. У них не было 5 хлебов, и имелись только ячмень, пщеница, темное просо и конопляное семя. В 3-ю луну (апрель) они всегда пахали и сеяли, а в 8-ю и 9-ю луну (сентябрь-октябрь) собирали урожай, варили кашицу, чтобы делать напиток, и чтобы перебродить на водку. Для пщеницы имелся пеший жернов (т.е. он приводился в действие людьми), при помощи которого делали муку. К пище их правителя Ажо добавляли хлебцы [Бичурин, т.1, с. 351; Кюнер, 1961, с. 58; МИКК, т. 2, с. 35]. Муку мелят ручными мельницами. Богатые землепашцы водят верблюдов и коров по несколько тысяч голов Один Ажо употреблял хлебное вино, которое квасят из каши. [МИКК, т. 2, с. 42].

Цзилицзиси (кыргызы) занимались скотоводством, но имели также значительные сведения об обработке земли. [МИКК, т. 2, с. 54].

Земли Цзяньчжоу плодородны и годны для земледелия. Летом сеют и осенью хлеба вызревают, не требуя тщательной прополки и взрыхления почвы [МИКК, т. 2, с. 55].

Равнина в бассейне реки Талас была чрезвычайно подходящей для развития земледелия. В правление династии Тан (VII – X вв.) здесь была продолблена дорога в Нан-Шань (Южные горы) и узкий проход из камня для прохождения воды был сжат каменным шлюзом (плотиной) [Каримова, 2006, с. 232].

Жители столичного города кара-киданей Куз-Орду, из уйгурского племени цзоу-гуа (чигиль) не имели оружия и традиционно занимались землепашеством. Они подчинялись киданям и десятую часть дохода от полученного урожая уплачивали государству [Малявкин, 1974, с. 76 – 78; Супруненко, 2004, с. 82].

По течению реки Су-е (Суйаб) живут другие (чужие) племена и туцзюе под иным наименованием. У тех и у других по нескоько десятков тысяч войска. Они живут смешанно в городах и селениях и часто воюют. Все землепашцы носят шлемы и щиты, берут друг друга в плен и обращают в рабство. Отсюда до Западного моря с третьего до девятого месяца не бывает дождей, а для полива полей пользуются снеговой водой. Здесь произрастает ячмень, пшеница, рис, горох и бобы. Жители пьют виноградные и конопляные вина и айран [МИКК, т. 2, с. 67].

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12  Вперед
29 октября 2008      Автор: admin      Просмотров: 35253      

Другие статьи из этой рубрики

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть III

Один из самых ранних этапов истории тюрков VI в. был связан с горнорудным промыслом, когда они добывали в горах Алтая железную руду для жужаньских хаканов [Гумилев, 1967, c. 20]. Железо представляло собой стратегически важный сырьевой материал, особенно для кочевников, поскольку оно было необходимо для изготовления оружия. Поэтому, тюрки придавали железу особое значение и занимались разработкой его месторождений еще на заре свой истории. По данным Менандра, в 568 г., когда византиец Зимарх, посланный императором Юстином к тюркскому хакану Дизибулу (Истеми), прибыл в Среднюю Азию, тюрки предложили ему приобрести железо, которое они добывали в своих рудниках [Хенниг, 1961, т. 1, с. 83 – 84; Пигулевская, 1951, с. 205 – 206].

Эльмира Гюль. Узбекский безворсовый ковер: видовая специфика

Когда говорят о ковроделии Средней Азии, в первую очередь упоминают туркменский ковер, давно снискавший себе мировую славу. Между тем, не менее интересны традиции ковроделия и у других народов региона. В данной статье речь пойдет о коврах узбеков. На территории Узбекистана издавна преобладало производство безворсовых ковров и ковровых изделий, причем виды безворсового ткачества были весьма разнообразны. В этом виде домашнего рукоделия женщины достигли несомненного мастерства. Мы рассмотрим основные виды узбекских безворсовых изделий, которые можно разделить на гладкотканые и вышитые. Разным видам было присуще собственное техническое и художественное решение. Вместе с тем, их объединяет общность стиля и единая орнаментальная база.

Б. X. Кармышева. Очерки этнической истории южных райнов Таджикистана и Узбекистана (по этнографическим данным)

Барласы были наиболее многочисленным и широко рас-селенным тюркским племенем. Их племенное название известно со времени Чингисхана: предводитель одной из 4 тысяч коренного монгольского войска, выделенного Чингисханом своему сыну Чагатаю, был из этого племени [289, 257]. А. Ю. Якубовский, как и В. В. Бартольд, не сомневался в том, что барласы (как и джалаиры, входившие в состав этих 4 тыс.) были монголами. Он писал, что "в 30-х и 40-х годах XIII в. это (барласы и джалаиры. — Б. К.) действительно были монголы, однако в 60—70-х годах XIV в. ни джалаиры, ни барласы таковыми уже не являлись. Даже наиболее привилегированные воины Тимура из чагатаев, носившие косы (что было не свойственно тюркскому населению), говорили уже только по-тюркски" [378, 10]. В предисловии к первому изданию "Истории народов Узбекистана", где А. Ю. Якубовский повторяет ту же мысль, в примечании редакции указывается, что вопрос о монгольском происхождении барласов и джалаиров является спорным и в науке еще не разрешен [341, 11]. Что послужило основанием для такого замечания, я не знаю, ибо до сих пор нет ни специальных исследований, ни более обоснованного высказывания, дающих основание оспаривать монгольское происхождение барласов. Л. Ю. Якубовский, вероятно, опирался прежде всего на Рашид-ад-дина, который неоднократно говорит о принадлежности последних к монголам [288, 78, 184; 289, 29, 269]. Джалаиры же, как теперь установлено исследованиями Ю. А. Зуева, действительно были не монголами, а тюрками [132, 178—185]. Говоря о барласах XV в., А. Ю. Якубовский вполне справедливо подчеркивает, что они были "потомками не только монголов, но и того тюркского населения, которое жило до прихода барласов в Кашкадарьинском районе" [378, 10].

Эльмира Гюль. Узбекский ковер: этническая специфика и вопросы символики декора

Ковровая карта позднесредневековых узбекских ханств была весьма разнообразна, при этом ковроткачество было распространено в ареалах обитания скотоводческого населения. Наряду с узбеками выделкой ковров занимались также местные туркмены, арабы, каракалпаки, киргизы, казахи, уйгуры, таджики. Общность этногенетических корней, совместное проживание способствовало закономерному культурному взаимообмену: распространению единых технических приемов, мотивов орнамента. В контактных районах подчас сложно выявить происхождение того или иного изделия. Вместе с тем, некоторые ковры несут в себе четкую идентификацию, что делает их сразу узнаваемыми. Что касается собственно узбекского населения, то ковроткачество развивалось у узбеков-туркман (Нурата) и этнических групп дашти-кипчакского племенного объединения, сохранивших скотоводческий тип хозяйствования, в первую очередь кунгратов, локаев, кипчаков, туяклы, минг, найман, а также других, менее крупных племен. Участие перечисленных племен в этногенезе не только узбеков, но и иных народов-соседей, обусловило общность традиций прикладного искусства, в том числе ковроделия.

Ш.С.Камолиддин. К вопросу об этногенезе узбекского народа

В некоторых публикациях последних лет, посвященных истории тюркских народов, наблюдается тенденция изобразить узбекский народ как конгломерат пришлых кочевых тюркских племен, пришедших на территорию Средней Азии в эпоху позднего средневековья.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов