1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть I

8.Материальная культура тюрков-земледельцев

Древнейшие очаги земледелия в Средней Азии были расположены в ее южной части, в предгорьях Копет-Дага, где еще в эпоху неолита и энеолита (VI – V тыс. до н.э.) начали развиваться земледеьческие оазисы культуры Анау и Джайтуна [Массон, 1971; Массон, 1984. С. 57 – 62; Masson, 1992, p. 225]. На юге Узбекистана известны центры земледеьцев эпохи бронзы (II тыс. до н.э.), крупнейшими из которых являются городища Сапаллитепа и Джайтун [Аскаров, 1977]. В Фергане в это же время начитанет развиваться Чустская культура земледельцев [Латынин, 1956, с. 15]. В Согде в эпоху бронзы имелись свои традиции земледелия [Исамиддинов, Алмазова, 2002, с. 41 – 42]. В более северных районах Средней Азии – Семиречье, среднем и нижнем  течении бассейна Сырдарьи земледелие также начинает развиваться в эпоху неолита [Грошев, 2000, с. 148 – 152]. Эти древнейшие в Средней Азии очаги цивилизации имели комплексное земледельческо-скотоводческое хозяйство [Массон, 1982, с. 52 – 53].

На юге Средней Азии в эпоху бронзы земледельческие оазисы возникали только в затухающей части водных источников: в низовьях рек, в поймах ручьев и саев. В условиях Средней Азии таой территорией оказались лессовые равнины предгорья. Полноводная часть верхних течений таких рек, как Амударья, Сурхандарья, Шерабаддарья, Мургаб и Теджен с крутыми высокими берегами еще не были подвластны земледельцам [Аскаров, Ширинов, 1993, с. 93]. Археологические исследования последних лет позволяют предполагать, что так называемая "тазабагябская" культура древнейших земледельцев, датирующаяся  серединой II тысячелетия до н.э., была оставлена местным тюрко-язычным населением древнего Хорезма [Аскаров, 2000, c. 27 – 28]. Комплексным оседлым скотоводческо-земледельческим характеризуется также карасукская культура (ХIII – VIII вв. до н.э.) и являющаяся ее продолжением тагарская культура (VII – II вв. до н.э.) Южной Сибири, в хозяйстве которых прочное место занимало искусственно орошаемое земледелие  [Файзрахманов, 2000, c. 28 – 29]. 

На севере Средней Азии низовья рек, в частностьи Сырдарьи, были ключевыми районами концентрации тюркских племен, имевших комплексное скотоводческо-земледельческое хозяйство. Так, урочище Джеты-асар у древней дельты Сырдарьи  с глубокой древности являлось местом традиционных зимовок кочевых племен. В середине I тысячелетия до н.э. урочище Джетыасар в нижнем течении Сырдарьи зародился крупный центр, включавщий несколько городских поселений, которые служили зимним местопребыванием для кочевых и полукочевых племен [Толстов, 1948, с. 125 – 140; Сенигова, 1959, с. 215 – 231; Левина, 1996]. Всего здесь было сосредоточено около 40 городищ, функционировавших с середины I тыс. до н.э. вплоть до VII – VIII вв. н.э. Население этих городов занималось комплексным хозяйством, включавшим сезонное скотоводство и земледелие. В VI – начале VII вв. в этих городах фиксируется материальная культура, характерная для тюрков: наборные пояса, украшения, оружие и конское снаряжение [Маликов, 2000, с. 10 – 11]. На одном из городищ был найден кувшин местного производства с древнетюркской надписью [Левина, 1990, c. 27, 34; Кляшторный, Левина, 1989].

В бассейне среднего и нижнего течения Сырдарьи открыто более 30 городищ и поселений раннесредневекового времени, многие из которых продолжали существовать и в средние века. В Отрарском оазисе выявлены городища Кок-Мардан, Пшук-Мардан, Алтынтобе, Мардан-Куюк. В районе г.Туркестан открыто городище Каратобе, а на средней Арыси – городище Джувантобе. В нижнем течении Сырдарьи исследована группа городищ, связанных с огузами, жители которых на протяжении всего периода средневековья сохраняли традиции полуоседлого комплексного хозяйства [Толстов, 1947, с. 55 – 102].

В бассейне Сырдарьи на городище Артук (напротив г. Туркестан) найден сырцовый кирпич [Аманжолов, 2002 с. 242], а на городище Бугун в области Чимкента найден фрагмент керамического сосуда с тюркской рунической надписью, выдавленной перед обжигом [Аманжолов, 2002 с. 244].

Раскопки городища Баба-Ата на северном склоне Каратау позволили выявить процесс постепенного превращения (VI – VII вв.) поселения в раннефеодальный город [Археологические исследования, 1962]. На северных склонах Каратау, в низовьях рек Сарысу, Кенгира, Джезды, в предгорьях Улу-Мау открыты остатки еще нескольких городских поселений, существовавших  в эпоху раннего средневековья. Было установлено также наличие городов в районах, находящихся далеко на севере от очагов городской культуры бассейна Сырдарьи [Маргулан, 1948, 109 – 115; его же, 1951, с. 3 – 53].

В среднем течении реки Арысь исследованы оседло-земледельческие поселения и средневековое городище, расположенное около могильника Бориджар [Акишев, Байпаков, Ерзакович, 1969, с. 5 – 42].

В эпоху раннего средневековья основными зерновыми культурами были пшеница и ячмень, а также просо и хлебное сорго (дурра). Широко были распространены бобовые культуры: бобы, различные сорта гороха, фасоль, чечевица. Из технических культур выращивались шафран и хлопок. Среди масличных культур первое место занимал кунжут, культивировалась и конопля.  Бахчевые и огородные культуры были представлены  дынями, огурцами, тыквой, репой, перцем, морковью, луком, тмином, чесноком, кориандром. Среди плодовых деревьев были широко распространены яблони и груши, и особенно виноград. Кроме того, выращивались айва, персик, слива, тутовое дерево, грецкий орех [Брыкина, 1999, с. 24]. В Таразе и Краснореченском городище были обнаружены косточки урюка, винограда, семечки дыни и арбуза, зерна пщеницы, проса и риса [Брыкина, 1999, с. 162]. При археологических ракопках в слоях раннесредневекового времени были найдены зерна пшеницы, ячменя, риса, косточки винограда, персика и вишен, семечки дыни, арбуза, огурцов [Усманова, 1963, с. 80]. Были найдены остатки хлопка и почти всех растений, известных по письменным источникам [Herrmann, 1993; Herrmann, 1995] .

При археологических раскопках были найдены сельскохозяйственные орудия –  серпы, лопаты, обломки кетменей *15, наконечники плугов.  Ножи с изогнутым лезвием использовались при работах в саду [Брыкина, 1999, с. 73].

Тюрко-язычные племена и народы, которые в прошлом были расселены на обширных территориях, так же как и другие народы, в зависимости от окружающих их природно-климатических условий, вели различный образ жизни. Роль природно-географических факторов в формировании этнических общность была чрезвычайно великой и окружающая среда существенно влияла на сложение типов хозяйства [Неразик, 1990, с. 3]. В VIII – ХII вв. в Средней Азии имел место чрезвычайно широкий процесс массового перехода скотоводов к земледелию, что было связано с экономическими причинами [Barthold, 1945, р. 29]. Этот процесс сопровождался ростом гигантских торгово-ремесленно-земледельческих поселений с площадями в десятки кв. км. *16

*15 Лопату и кетмень нельзя считать специфическим орудием сельского хозяйства, так как они использовались и в городских условиях при строительстве глинобитных зданий.
* 16 Хозяйственная площадь внутри укрепленных стен 19 поселений Чуйской долины составляла 83 тысячи га, из которых площадь застроенной жилой части составляла 13 тысяч га. В Х – ХII вв. долина являлась районом практически сплошного земледелия. Сходная картина наблюдается и в Таласской долине, Иссык-кульской котловине и др. районах. См.: Петров, 1970, с.  66.

К настоящему времени на территории Ферганской долины найдено всего около 30 эпиграфических памятников с древнетюркскими руническими надписями, часть которых по некоторым данным, является более архаичной, чем орхоно-енисейские [Заднепровский, 1967, c. 270 – 274; Литвинский, 1976, c. 57.; Малов, 1959, c. 57 – 74; Содиков, 2004, c. 10 – 13]. Большая часть надписей происходит из оседлых поселений и из погребений с местным обрядом, и сделана на предметах оседло-земледельческого населения, что свидетельствует об оседлом образе жизни части тюрков Ферганы [Брыкина, c. 132 – 133; Заднепровский, 1967, с. 274; Булатова, 1965, с. 61 – 62]. В восточной части Ферганской долины на городище Мархамат (Эрши) была найдена ручка от глиняного кувшина с процарапанной на ней до обжига уйгурской надписью, датирующейся VIII – IX вв. [Бернштам, 1952, с. 101 – 105] .

На городище Канка, являющимся остатками древней столицы владения Чач, была найдена бляшка с изображением  древнетюркского верховного божества Тангри. Здесь же был найден обломок керамики V – VI вв. с древнетюркской рунической надписью "Чач" [Буряков, 2002, c. 11], что свидетельствует о распространении в этом регионе древнетюркской рунической письменности. На городище Жузимдык (V – VI вв.) в Келесском районе в 15 км к югу от курорта Сары-агач обнаружена керамическая ваза с руноподобными знаками [Аманжолов, 2002 с. 244].

Тюркам принадлежат некоторые формы керамических изделий из северных предгорьев Ферганской долины, находящие прямые аналогии среди серебряной и деревянной посуды широко распространенной среди древних тюрков [Маликов, 2000, с. 13]. В различных местах Ферганской долины найдены погребения VII – VIII вв., связанные с тюрками. На левом берегу р. Нарын на предгорной террасе найден могильник Жаныш-Булак, являвшийся родовым кладбищем усуней, которые вели комплексное скотоводческо-земледельческое хозяйство [Абатабеков, 1974, с. 520]. Одним из отличительных особенностей погребального обряда населения раннесреденекового города Пап в Западной Фергане являлись лицевые покрывала из тонкого шелка [Анарбаев, 1990, c. 57 – 61; Матбабаев, 1999, c. 70 – 76]. Аналогичные накидки были отмечены и в могильниках Восточного Туркестана [Анарбаев, 1990, с. 60]. Одном из катакомбных захоронений могильника Кок-Бель на левом берегу Карасу найдена маска из листового золота, датирующаяся III – V вв. [Кожомбердиев, 1981, с. 485] По преданию, Заратуштра явился к Виштаспе, закрыв лицо завесой из войлока [Бируни,. 1957, с. 205]. Хашим ибн Хаким по прозванию Муканна, руководивший антиарабским восстанием народов Средней Азии (VIII в.), главную силу которой составляли тюрки, закрывал свое лицо зеленым шелком [Бируни, 1957, с. 217]. Предполагается, что "люди в белых одеждах" были манихеями *17. Первый гурхан каракитаев, который был манихеем, по обычаю своих предков также закрывал свое лицо покрывалом [Ибн ал-Асир, т. 11, с. 38].

*17    В начале IХ в. в Китае было такое же восстание "одетых в белое", главную силу которого также составляли тюрки. См.: Беленицкий, 1954, c. 47.

В могильнике Янгиабад в 10 км от г. Ферганы найдено захоронение костей в хуме, на внешней стороне венчика которого имеется надпись древне-тюркским руническим письмом, датирующаяся VII – VIII вв. Череп похороненного был определен как относящийся к монголоидному южносибирскому расовому типу с небольшой примесью урало-алтайского типа, и вполне мог принадлежать раннему тюрку или кипчаку [Козенкова, 1961, c. 250 – 260]

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12  Вперед
29 октября 2008      Автор: admin      Просмотров: 45748      

Другие статьи из этой рубрики

Б. X. Кармышева. Очерки этнической истории южных райнов Таджикистана и Узбекистана (по этнографическим данным)

Барласы были наиболее многочисленным и широко рас-селенным тюркским племенем. Их племенное название известно со времени Чингисхана: предводитель одной из 4 тысяч коренного монгольского войска, выделенного Чингисханом своему сыну Чагатаю, был из этого племени [289, 257]. А. Ю. Якубовский, как и В. В. Бартольд, не сомневался в том, что барласы (как и джалаиры, входившие в состав этих 4 тыс.) были монголами. Он писал, что "в 30-х и 40-х годах XIII в. это (барласы и джалаиры. — Б. К.) действительно были монголы, однако в 60—70-х годах XIV в. ни джалаиры, ни барласы таковыми уже не являлись. Даже наиболее привилегированные воины Тимура из чагатаев, носившие косы (что было не свойственно тюркскому населению), говорили уже только по-тюркски" [378, 10]. В предисловии к первому изданию "Истории народов Узбекистана", где А. Ю. Якубовский повторяет ту же мысль, в примечании редакции указывается, что вопрос о монгольском происхождении барласов и джалаиров является спорным и в науке еще не разрешен [341, 11]. Что послужило основанием для такого замечания, я не знаю, ибо до сих пор нет ни специальных исследований, ни более обоснованного высказывания, дающих основание оспаривать монгольское происхождение барласов. Л. Ю. Якубовский, вероятно, опирался прежде всего на Рашид-ад-дина, который неоднократно говорит о принадлежности последних к монголам [288, 78, 184; 289, 29, 269]. Джалаиры же, как теперь установлено исследованиями Ю. А. Зуева, действительно были не монголами, а тюрками [132, 178—185]. Говоря о барласах XV в., А. Ю. Якубовский вполне справедливо подчеркивает, что они были "потомками не только монголов, но и того тюркского населения, которое жило до прихода барласов в Кашкадарьинском районе" [378, 10].

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Заключение. Литература.

Таким образом, сведения письменных источников, в совокупности с данными археологии, архитектуры, искусства, исторической топонимии и терминологии свидетельствуют о том, что древние и средневековые тюрки имели свою богатую градостроительную культуру и архитектурные традиции, которые по своему уровню ничем не уступали культурам других народов Центральной Азии, оказывая на них свое влияние.

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть II

Кроме земледелия оседлые тюрки занимались также садоводством, и особенно виноградарством и виноделием. В VII в. в Китае виноград считался экзотическим растением и большими специалистами по выращиванию лозы и приготовлению вина считались римляне, арабы и тюрки-уйгуры [Шефер, 1981, с. 193]. В 647 г. тюркский йабгу преподнес в дар китайскому императору виноградную лозу по названию "сосок кобылицы" [Шефер, 1981, с. 579]. В китайском тексте VIII в. упоминается тюркский титул фу-ни жэ-хань, который носили те, кто следил за соблюдением законности и очередности при подношении вин. Транскрипция слова фу-ни, означающего "вино", восходит к древнетюркскому begni – хмельной напиток, изготовленный из проса или ячменя [Кошгарий, т. 1, с. 408; т. 3, с. 68]. Cчитается, что это слово относится к числу названий божественного происхождения [Henning, 1965, p. 245, 246]. Среди древнетюркских изваяний Монголии трижды встречаются изображения "виночерпиев" с сосудами [Войтов, 1996].

Ш.С.Камолиддин. К вопросу об этногенезе узбекского народа

В некоторых публикациях последних лет, посвященных истории тюркских народов, наблюдается тенденция изобразить узбекский народ как конгломерат пришлых кочевых тюркских племен, пришедших на территорию Средней Азии в эпоху позднего средневековья.

Эльмира Гюль. Узбекский безворсовый ковер: видовая специфика

Когда говорят о ковроделии Средней Азии, в первую очередь упоминают туркменский ковер, давно снискавший себе мировую славу. Между тем, не менее интересны традиции ковроделия и у других народов региона. В данной статье речь пойдет о коврах узбеков. На территории Узбекистана издавна преобладало производство безворсовых ковров и ковровых изделий, причем виды безворсового ткачества были весьма разнообразны. В этом виде домашнего рукоделия женщины достигли несомненного мастерства. Мы рассмотрим основные виды узбекских безворсовых изделий, которые можно разделить на гладкотканые и вышитые. Разным видам было присуще собственное техническое и художественное решение. Вместе с тем, их объединяет общность стиля и единая орнаментальная база.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов