Статьи
 

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть I

8.Материальная культура тюрков-земледельцев

Древнейшие очаги земледелия в Средней Азии были расположены в ее южной части, в предгорьях Копет-Дага, где еще в эпоху неолита и энеолита (VI – V тыс. до н.э.) начали развиваться земледеьческие оазисы культуры Анау и Джайтуна [Массон, 1971; Массон, 1984. С. 57 – 62; Masson, 1992, p. 225]. На юге Узбекистана известны центры земледеьцев эпохи бронзы (II тыс. до н.э.), крупнейшими из которых являются городища Сапаллитепа и Джайтун [Аскаров, 1977]. В Фергане в это же время начитанет развиваться Чустская культура земледельцев [Латынин, 1956, с. 15]. В Согде в эпоху бронзы имелись свои традиции земледелия [Исамиддинов, Алмазова, 2002, с. 41 – 42]. В более северных районах Средней Азии – Семиречье, среднем и нижнем  течении бассейна Сырдарьи земледелие также начинает развиваться в эпоху неолита [Грошев, 2000, с. 148 – 152]. Эти древнейшие в Средней Азии очаги цивилизации имели комплексное земледельческо-скотоводческое хозяйство [Массон, 1982, с. 52 – 53].

На юге Средней Азии в эпоху бронзы земледельческие оазисы возникали только в затухающей части водных источников: в низовьях рек, в поймах ручьев и саев. В условиях Средней Азии таой территорией оказались лессовые равнины предгорья. Полноводная часть верхних течений таких рек, как Амударья, Сурхандарья, Шерабаддарья, Мургаб и Теджен с крутыми высокими берегами еще не были подвластны земледельцам [Аскаров, Ширинов, 1993, с. 93]. Археологические исследования последних лет позволяют предполагать, что так называемая "тазабагябская" культура древнейших земледельцев, датирующаяся  серединой II тысячелетия до н.э., была оставлена местным тюрко-язычным населением древнего Хорезма [Аскаров, 2000, c. 27 – 28]. Комплексным оседлым скотоводческо-земледельческим характеризуется также карасукская культура (ХIII – VIII вв. до н.э.) и являющаяся ее продолжением тагарская культура (VII – II вв. до н.э.) Южной Сибири, в хозяйстве которых прочное место занимало искусственно орошаемое земледелие  [Файзрахманов, 2000, c. 28 – 29]. 

На севере Средней Азии низовья рек, в частностьи Сырдарьи, были ключевыми районами концентрации тюркских племен, имевших комплексное скотоводческо-земледельческое хозяйство. Так, урочище Джеты-асар у древней дельты Сырдарьи  с глубокой древности являлось местом традиционных зимовок кочевых племен. В середине I тысячелетия до н.э. урочище Джетыасар в нижнем течении Сырдарьи зародился крупный центр, включавщий несколько городских поселений, которые служили зимним местопребыванием для кочевых и полукочевых племен [Толстов, 1948, с. 125 – 140; Сенигова, 1959, с. 215 – 231; Левина, 1996]. Всего здесь было сосредоточено около 40 городищ, функционировавших с середины I тыс. до н.э. вплоть до VII – VIII вв. н.э. Население этих городов занималось комплексным хозяйством, включавшим сезонное скотоводство и земледелие. В VI – начале VII вв. в этих городах фиксируется материальная культура, характерная для тюрков: наборные пояса, украшения, оружие и конское снаряжение [Маликов, 2000, с. 10 – 11]. На одном из городищ был найден кувшин местного производства с древнетюркской надписью [Левина, 1990, c. 27, 34; Кляшторный, Левина, 1989].

В бассейне среднего и нижнего течения Сырдарьи открыто более 30 городищ и поселений раннесредневекового времени, многие из которых продолжали существовать и в средние века. В Отрарском оазисе выявлены городища Кок-Мардан, Пшук-Мардан, Алтынтобе, Мардан-Куюк. В районе г.Туркестан открыто городище Каратобе, а на средней Арыси – городище Джувантобе. В нижнем течении Сырдарьи исследована группа городищ, связанных с огузами, жители которых на протяжении всего периода средневековья сохраняли традиции полуоседлого комплексного хозяйства [Толстов, 1947, с. 55 – 102].

В бассейне Сырдарьи на городище Артук (напротив г. Туркестан) найден сырцовый кирпич [Аманжолов, 2002 с. 242], а на городище Бугун в области Чимкента найден фрагмент керамического сосуда с тюркской рунической надписью, выдавленной перед обжигом [Аманжолов, 2002 с. 244].

Раскопки городища Баба-Ата на северном склоне Каратау позволили выявить процесс постепенного превращения (VI – VII вв.) поселения в раннефеодальный город [Археологические исследования, 1962]. На северных склонах Каратау, в низовьях рек Сарысу, Кенгира, Джезды, в предгорьях Улу-Мау открыты остатки еще нескольких городских поселений, существовавших  в эпоху раннего средневековья. Было установлено также наличие городов в районах, находящихся далеко на севере от очагов городской культуры бассейна Сырдарьи [Маргулан, 1948, 109 – 115; его же, 1951, с. 3 – 53].

В среднем течении реки Арысь исследованы оседло-земледельческие поселения и средневековое городище, расположенное около могильника Бориджар [Акишев, Байпаков, Ерзакович, 1969, с. 5 – 42].

В эпоху раннего средневековья основными зерновыми культурами были пшеница и ячмень, а также просо и хлебное сорго (дурра). Широко были распространены бобовые культуры: бобы, различные сорта гороха, фасоль, чечевица. Из технических культур выращивались шафран и хлопок. Среди масличных культур первое место занимал кунжут, культивировалась и конопля.  Бахчевые и огородные культуры были представлены  дынями, огурцами, тыквой, репой, перцем, морковью, луком, тмином, чесноком, кориандром. Среди плодовых деревьев были широко распространены яблони и груши, и особенно виноград. Кроме того, выращивались айва, персик, слива, тутовое дерево, грецкий орех [Брыкина, 1999, с. 24]. В Таразе и Краснореченском городище были обнаружены косточки урюка, винограда, семечки дыни и арбуза, зерна пщеницы, проса и риса [Брыкина, 1999, с. 162]. При археологических ракопках в слоях раннесредневекового времени были найдены зерна пшеницы, ячменя, риса, косточки винограда, персика и вишен, семечки дыни, арбуза, огурцов [Усманова, 1963, с. 80]. Были найдены остатки хлопка и почти всех растений, известных по письменным источникам [Herrmann, 1993; Herrmann, 1995] .

При археологических раскопках были найдены сельскохозяйственные орудия –  серпы, лопаты, обломки кетменей *15, наконечники плугов.  Ножи с изогнутым лезвием использовались при работах в саду [Брыкина, 1999, с. 73].

Тюрко-язычные племена и народы, которые в прошлом были расселены на обширных территориях, так же как и другие народы, в зависимости от окружающих их природно-климатических условий, вели различный образ жизни. Роль природно-географических факторов в формировании этнических общность была чрезвычайно великой и окружающая среда существенно влияла на сложение типов хозяйства [Неразик, 1990, с. 3]. В VIII – ХII вв. в Средней Азии имел место чрезвычайно широкий процесс массового перехода скотоводов к земледелию, что было связано с экономическими причинами [Barthold, 1945, р. 29]. Этот процесс сопровождался ростом гигантских торгово-ремесленно-земледельческих поселений с площадями в десятки кв. км. *16

*15 Лопату и кетмень нельзя считать специфическим орудием сельского хозяйства, так как они использовались и в городских условиях при строительстве глинобитных зданий.
* 16 Хозяйственная площадь внутри укрепленных стен 19 поселений Чуйской долины составляла 83 тысячи га, из которых площадь застроенной жилой части составляла 13 тысяч га. В Х – ХII вв. долина являлась районом практически сплошного земледелия. Сходная картина наблюдается и в Таласской долине, Иссык-кульской котловине и др. районах. См.: Петров, 1970, с.  66.

К настоящему времени на территории Ферганской долины найдено всего около 30 эпиграфических памятников с древнетюркскими руническими надписями, часть которых по некоторым данным, является более архаичной, чем орхоно-енисейские [Заднепровский, 1967, c. 270 – 274; Литвинский, 1976, c. 57.; Малов, 1959, c. 57 – 74; Содиков, 2004, c. 10 – 13]. Большая часть надписей происходит из оседлых поселений и из погребений с местным обрядом, и сделана на предметах оседло-земледельческого населения, что свидетельствует об оседлом образе жизни части тюрков Ферганы [Брыкина, c. 132 – 133; Заднепровский, 1967, с. 274; Булатова, 1965, с. 61 – 62]. В восточной части Ферганской долины на городище Мархамат (Эрши) была найдена ручка от глиняного кувшина с процарапанной на ней до обжига уйгурской надписью, датирующейся VIII – IX вв. [Бернштам, 1952, с. 101 – 105] .

На городище Канка, являющимся остатками древней столицы владения Чач, была найдена бляшка с изображением  древнетюркского верховного божества Тангри. Здесь же был найден обломок керамики V – VI вв. с древнетюркской рунической надписью "Чач" [Буряков, 2002, c. 11], что свидетельствует о распространении в этом регионе древнетюркской рунической письменности. На городище Жузимдык (V – VI вв.) в Келесском районе в 15 км к югу от курорта Сары-агач обнаружена керамическая ваза с руноподобными знаками [Аманжолов, 2002 с. 244].

Тюркам принадлежат некоторые формы керамических изделий из северных предгорьев Ферганской долины, находящие прямые аналогии среди серебряной и деревянной посуды широко распространенной среди древних тюрков [Маликов, 2000, с. 13]. В различных местах Ферганской долины найдены погребения VII – VIII вв., связанные с тюрками. На левом берегу р. Нарын на предгорной террасе найден могильник Жаныш-Булак, являвшийся родовым кладбищем усуней, которые вели комплексное скотоводческо-земледельческое хозяйство [Абатабеков, 1974, с. 520]. Одним из отличительных особенностей погребального обряда населения раннесреденекового города Пап в Западной Фергане являлись лицевые покрывала из тонкого шелка [Анарбаев, 1990, c. 57 – 61; Матбабаев, 1999, c. 70 – 76]. Аналогичные накидки были отмечены и в могильниках Восточного Туркестана [Анарбаев, 1990, с. 60]. Одном из катакомбных захоронений могильника Кок-Бель на левом берегу Карасу найдена маска из листового золота, датирующаяся III – V вв. [Кожомбердиев, 1981, с. 485] По преданию, Заратуштра явился к Виштаспе, закрыв лицо завесой из войлока [Бируни,. 1957, с. 205]. Хашим ибн Хаким по прозванию Муканна, руководивший антиарабским восстанием народов Средней Азии (VIII в.), главную силу которой составляли тюрки, закрывал свое лицо зеленым шелком [Бируни, 1957, с. 217]. Предполагается, что "люди в белых одеждах" были манихеями *17. Первый гурхан каракитаев, который был манихеем, по обычаю своих предков также закрывал свое лицо покрывалом [Ибн ал-Асир, т. 11, с. 38].

*17    В начале IХ в. в Китае было такое же восстание "одетых в белое", главную силу которого также составляли тюрки. См.: Беленицкий, 1954, c. 47.

В могильнике Янгиабад в 10 км от г. Ферганы найдено захоронение костей в хуме, на внешней стороне венчика которого имеется надпись древне-тюркским руническим письмом, датирующаяся VII – VIII вв. Череп похороненного был определен как относящийся к монголоидному южносибирскому расовому типу с небольшой примесью урало-алтайского типа, и вполне мог принадлежать раннему тюрку или кипчаку [Козенкова, 1961, c. 250 – 260]

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12  Вперед
29 октября 2008      Автор: admin      Просмотров: 30638      

Другие статьи из этой рубрики

Эльмира Гюль. Узбекский ковер: этническая специфика и вопросы символики декора

Ковровая карта позднесредневековых узбекских ханств была весьма разнообразна, при этом ковроткачество было распространено в ареалах обитания скотоводческого населения. Наряду с узбеками выделкой ковров занимались также местные туркмены, арабы, каракалпаки, киргизы, казахи, уйгуры, таджики. Общность этногенетических корней, совместное проживание способствовало закономерному культурному взаимообмену: распространению единых технических приемов, мотивов орнамента. В контактных районах подчас сложно выявить происхождение того или иного изделия. Вместе с тем, некоторые ковры несут в себе четкую идентификацию, что делает их сразу узнаваемыми. Что касается собственно узбекского населения, то ковроткачество развивалось у узбеков-туркман (Нурата) и этнических групп дашти-кипчакского племенного объединения, сохранивших скотоводческий тип хозяйствования, в первую очередь кунгратов, локаев, кипчаков, туяклы, минг, найман, а также других, менее крупных племен. Участие перечисленных племен в этногенезе не только узбеков, но и иных народов-соседей, обусловило общность традиций прикладного искусства, в том числе ковроделия.

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть II

Кроме земледелия оседлые тюрки занимались также садоводством, и особенно виноградарством и виноделием. В VII в. в Китае виноград считался экзотическим растением и большими специалистами по выращиванию лозы и приготовлению вина считались римляне, арабы и тюрки-уйгуры [Шефер, 1981, с. 193]. В 647 г. тюркский йабгу преподнес в дар китайскому императору виноградную лозу по названию "сосок кобылицы" [Шефер, 1981, с. 579]. В китайском тексте VIII в. упоминается тюркский титул фу-ни жэ-хань, который носили те, кто следил за соблюдением законности и очередности при подношении вин. Транскрипция слова фу-ни, означающего "вино", восходит к древнетюркскому begni – хмельной напиток, изготовленный из проса или ячменя [Кошгарий, т. 1, с. 408; т. 3, с. 68]. Cчитается, что это слово относится к числу названий божественного происхождения [Henning, 1965, p. 245, 246]. Среди древнетюркских изваяний Монголии трижды встречаются изображения "виночерпиев" с сосудами [Войтов, 1996].

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Заключение. Литература.

Таким образом, сведения письменных источников, в совокупности с данными археологии, архитектуры, искусства, исторической топонимии и терминологии свидетельствуют о том, что древние и средневековые тюрки имели свою богатую градостроительную культуру и архитектурные традиции, которые по своему уровню ничем не уступали культурам других народов Центральной Азии, оказывая на них свое влияние.

Эльмира Гюль. Узбекский безворсовый ковер: видовая специфика

Когда говорят о ковроделии Средней Азии, в первую очередь упоминают туркменский ковер, давно снискавший себе мировую славу. Между тем, не менее интересны традиции ковроделия и у других народов региона. В данной статье речь пойдет о коврах узбеков. На территории Узбекистана издавна преобладало производство безворсовых ковров и ковровых изделий, причем виды безворсового ткачества были весьма разнообразны. В этом виде домашнего рукоделия женщины достигли несомненного мастерства. Мы рассмотрим основные виды узбекских безворсовых изделий, которые можно разделить на гладкотканые и вышитые. Разным видам было присуще собственное техническое и художественное решение. Вместе с тем, их объединяет общность стиля и единая орнаментальная база.

Ш.С.Камолиддин. Культура оседлых тюрков Средней Азии. Часть IV

Ахеменидам и Сасанидам приписывается основание многих городов в Средней Азии, но только под тюркским владычеством городская жизнь в Иране и Средней Азии приобрела тот облик, который она сохранила до сих пор [Бартольд, 1971, с. 363]. Сопоставление данных о городах ХI в. с известиями географов Х в. ясно показывает, что только в ХI в. окончательно установился в Персии и Средней Азии тот тип городов, который до сих пор не подвергался существенным изменениям [Бартольд, 1971, с. 372]. Это города с главными улицами от ворот к центру, базарными лавками вдоль этих улиц и центральным куполом рынка (чорсу) в месте их пересечения [Бартольд, 1963 (а), с. 130].
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 
Высокотехнологичная современная многопрофильная клиника - kz-med.ru.