1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Эдуард Хуршудян. Чагатайская монета XIII века. Часть II.

3.Тамга на монете

На монете изображены две тамги. Одна из них представляет из себя продолговатый г-образный знак, перечеркнутый посередине короткой линией . Эта тамга, одна из наиболее встречающихся на среднеазиатских и восточно-туркестанских монетах анонимной регулярной чеканки, которые выпускались после  денежной реформы Мас‘уд-бека, начиная с 670/1269 г. Согласно Е.А. Давидович эта тамга для того времени имела  общегосударственный характер [10]. Вторая тамга — трезубец с неравными зубцами, более длинный из которых заканчивается округлой петлей, и колечком на  противоположном конце у "рукоятки" . Присутствие тамги на монете не означает, что правитель чье имя идентифицировано на монете является хозяином этой тамги. Тамга на монете прежде всего означает, что монета отчеканена на территории владетеля указанной тамги [11]. В нумизматической науке уже установлено, что первая общегосударственная тамга принадлежит Верховному хану Хайду  (годы правления - 1269-1301) (см. Petrov, op.cit.). Кайду (или Хайду) (1230-1301) был предводителем Дома Угэдэя и де факто Ханом Чагатайского Ханства. Кайду вплоть до своей смерти в 1301 году был в оппозиции к своему дяде - Великому Хану Хубилаю, который основал династию Йуан в Китае. Кайду был сыном Кашина и внуком Угэдэй-хана и правнуком Чингиз-хана и Борте. В течение 13 века он правил Восточным Туркестаном (совр. Синцзян, КНР) и Центральной Азией.

Названное в истории "Государство Кайду", охватило с запада Аму-Дарью, с востока — Тянь-Шань, Джунгарию, Алтай, Восточный Туркестан. Хайду-хан выбрал Чуйскую долину местом своей ставки.

В 1269 году Кайду Хан с целью оздоровления экономики своего государства провел ряд  реформ. Были внесены поправки в налоговую политику. Он отменил сбор других  налогов, кроме официального, также обязал правителей кочевых родов не допускать пасущийся скот в земледельческие долины. Его денежная реформа была успешно проведена под контролем торговца Максуд-бека Махмуда Йалавач оглана (Мас‘удом б. Махмудом ал-Хваризми (более известным по письменным источникам как Мас‘уд-бек), жившему в Ходженте.

Монгольские ханы мало интересовались управлением хозяйства и культурной жизнью улусов, ограничиваясь лишь получением податей от их населения. Для этого ими назначались откупщики, в Мавераннахре (одной из самых богатых областей улуса) Угэдэй доверил это дело купцу Махмуду Ялавачу Хорезмийскому, жившему в городе Ходженте.

Торговец Maḥmūd Yalavāč Ḵᵛārazmī некоторое время был назначен Верховным министром (āḥeb al-moʿāẓẓam) над всей территорией Центральной и внутренней Азии, до  636/1239 г.; в дальнейшем  Yalavāč был переведен в Китай, а его сын Masʿūd Beg был назначен правителем в стране уйгуров, в бассейне Тарима и Мавараннахра  (Jovaynī, ed. Qazvīnī, I, pp. 84, 86; tr. Boyle, I, pp. 107-08, 110-11; Rašīd-al-Dīn, ed. Blochet, pp. 85-86; Barthold, Turkestan3, p. 396 n. 3).

Назад  1    2    3    4  Вперед
17 октября 2010      Автор: admin      Просмотров: 23974      

Другие статьи из этой рубрики

Клара Хафизова. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры.

Д.А. Аманжолова. Казахское общество в 1-й четверти XX века: проблемы этноидентификации

Формирование национального самосознания казахов определялось рядом факторов внутриэтнического характера и объективными условиями развития казахского общества. Особенно активно этот процесс происходил в XX в. Хотя, как показала в своих исследованиях Н.Е. Бекмаханова, уже в XVIII и особенно в XIX вв. вследствие все более активного втягивания региона в общероссийскую экономику, участия казахов в важнейших военно-политических событиях Российской империи, а также усложнения форм социальной организации, медленного, но неуклонного перехода от кочевых к полукочевым и оседлым формам жизнедеятельности, интенсивного общения казахской элиты и ссыльных представителей русской демократической интеллигенции и др. обстоятельств казахский этнос обретал новое качество развития в рамках мирового сообщества [1].

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.

О старом названии Алма-Ата. Часть III.

Слово яблоко существует во всех индо-европейских (и.-е.) языках. Для названия яблока и яблони существовало и.е. слово *abel (восстановление Дыбо), *ablu-aplu (восстановление Рона-Тас) может быть реконструирована для и.е. языка (от него нем. Apfel, рус. яблоко, лит. abuolis, лат. топоним Abella, кельт. avallo, aval). Греки называли яблоко mhlon и яблоню mhlea, по-албански яблоко – mollе, по-латински mаlus "яблоня", а хеттское название – šamalu. Сюда же может быть отнесено санс. amla "кислый". Если сравнить все эти слова, то можно прийти к выводу, что все индоевропейские слова могли быть общего происхождения, если бы исходной формой была *amal.

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов