1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

3.С. 143

второе племя — казахи, которые славны [во всем мире] силою и неустрашимостью; третье племя — мангыты, кои суть цари Ходжи-Тархана (Астрахана)" [10] . Эти слова Рузбехана означают, что в описываемое им время территорию Казахстана населяли родственные в этническом отношении племена, разделенные на три политических объединения, которые представляли из себя еще не вполне устойчивые и точно определившиеся этнические группы. Поэтому в начале XVI в. термины "казах", "узбек" и "мангыт" включали в себя большое политическое понятие. Причем если в дальнейшем два из них — "казак" и "узбек" — становятся названием двух народов, то "мангыт" приобретает свое первоначальное родовое наименование, вошедшее уже в состав двух этнических групп — узбеков и ногайцев.

В дальнейшем Рузбехан высказывает мысль о том, что "казахи" и "узбеки" в описываемое им время представляли более политическое объединение, чем этническое; он говорит об этом в различной форме несколько раз. Так, в разделе "Рассказ о местонахождении стран Туркестана и земель казахов", описывая районы зимовок "казахов", он пишет: "Ее (степь. — С.И.) называют Дешти-Кыпчак или страной узбеков, и это все есть государство узбеков" [11] . И далее он приводит не менее оригинальные в этом смысле слова самого Шейбани-хана: "Просторы Дешты-Кыпчака больше того, что включено в страницу этой книги. Эти степи обширные — суть летовки узбеков. И в летнюю пору, когда наступает время июльской жары и время сильного и жгучего зноя, казахский улус (курсив наш.— С.И.) занимает места по окраинам и сторонам его" [12] . Иными словами, Шейбани-хан, как это впервые подметил А.А. Семенов, не делает "никакого различия между казахами и узбеками" [13]  и рассматривает их в этническом отношении еще как единое целое. Только в последующих своих беседах с Рузбеханом он делит их на два политических объединения, подчиненные двум враждующим друг с другом домам — Орды и Шейбана. Третье же политическое объединение, известное в среднеазиатских источниках под названием крупного племени мангыт, а в русских источниках как Ногайский улус, судя по данным других авторов, не было столь сильным и в конце XV — начале XVI вв. выступало то на стороне потомков Шейбана, то Орды [14] . Весьма характерно также и то, что другие авторы начала XVI в. не делают строгого этнического разграничения между двумя этими политическими объединениями,, т.е. не вкладывают в понятия "казах" и "узбек" резко выраженный этнический смысл [15] . По данным же Ма'суда бен Османи Кухистани и Бенаи, эти "три племени, относящиеся к узбекам, объединяли следующие рода: кият, мангыт, баилы, кунграт, тангут, ииджан, кушчи, барак, уйгур, утарчи, найман, ички, угриш — найман, тубай, таймас, джат, кытай, карлук, кенегес, уйсун, курлеут, имчи, минг, чимбай, шадбаклы, шункарлы и буркут [16] .


10 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, лл. 24 а, б.
11 Там же, л. 72 а.
12 Там же,  л. 72 б.
13 А.А. Семенов. К вопросу о происхождении и составе..., стр. 31.
14 "Шейбани-наме" Бенаи, ркп. ИВ АН УзССР, № 844, по фотокопии ИИАЭ АН КазССР, № 957, стр. 6. 9—10; С.К. Ибрагимов. Некоторые данные к истории казахов XV—XVI вв. — Изв. АН КазССР, сер. ист., экон. и права, 1956, вып. 3, стр. 112.
15 См., например, Мухаммед Салих "Шейбани-наме", изд. П. М. Мелиоранского. СПб, 1908.
16 "Тарихи Абулхаир-хани" Ма'суда бен Османи Кухистани, ркп. ИВ АН СССР, С. 478, л. 218 а, "Шейбани-наме" Бенаи. стр. 1—2.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 54756      

Другие статьи из этой рубрики

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].

Эдуард Хуршудян. Чагатайская монета XIII века. Часть II.

С тех пор как вышла в свет статья В. Настича – "Алматы - Монетный двор XIII века"[1][i], в Казахстане продолжались дебаты вокруг факта возвращения прежнего названия южной столицы Казахстана Алма-Ата на Алматы. Результаты этой статьи были восприняты как нечто данное - без всяких комментариев. Никто из нумизматов, востоковедов-историков даже не попробовал оспорить трактовку, предложенную Настичем. Между тем в статье есть спорные места! В частности можно оспорить трактовку и локализацию монетного двора чагатайской монеты, соответственно подискутировать по поводу географической локализации монетного двора Алмату-Алимту-Алимату с современной Алматы!

Клара Хафизова. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры.

Эдуард Хуршудян. Об Алматы и проблеме вокруг нее. Часть I

В последнее время вопрос возвращения прежнего названия города Алма-Ата на Алматы, привлек большое внимание ученых и представителей общественности. Было написано много работ, были высказаны самые различные точки зрения по этой проблематике. В данной работе мы решили дать нашу точку зрения на некоторые вопросы, имеющие отношение к проблематике топонима Алматы и вокруг нее. Это, прежде всего, наша рецензия на недавно вышедший сборник, посвященный Алматы ("Письменные источники по истории и культуре Алматы (VIII-начало XXв.)")(статья N1), а также новое толкование прочтения арабской надписи на Чагатайской монете XIII века (статья N2) и некоторые размышления вокруг прежнего названия города - Алма-Ата (статья N3).
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов