1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



© Ахмет Ярлыкапов

"Куманы и кыпчаки"

(в эпической поэме "Сорок ногайских богатырей")

Вопрос об этнонимах половцев в современной науке представляется недостаточно разработанным. Известны несколько наименований половцев: собственно "половцы" и производные от него ("плавцы", "палочи", "флавен" и т.д.); "кыпчаки", "куманы" ("команы", "куны"). Самоназванием половцев в научной литературе принято считать слово "кыпчак".

Этноним "кыпчак" является наиболее древним. Он содержится в текстах рунических надписей второй половины VIII в.[1].

Одним из первых мусульманских авторов, назвавших их кыпчаками, был Ибн Хордрдбех (конец IX в.). С тех пор почти все восточные писатели именуют этот народ кыпчаками. Только арабский автор XII в. аль-Идриси, разделив южнорусские степи на Белую, Черную и Внешнюю Кумании, назвал их жителей куманами.[2]

Европейские авторы дружно именуют половцев куманами, не пользуясь для их обозначения словом "кыпчак". Этот факт наводит на серьезные размышления. Скорее всего, именуя половцев кыпчаками или куманами, авторы исходили из самоназвания половцев. Напрашивается простой вывод: поскольку восточные и западные авторы сталкивались с разными ордами половцев, возможно, разные наименования отражают членение всего народа на два этнических объединения. Тот факт, что ни в одном из источников, упоминающих половцев, этнонимы "кыпчак" и "куман" не употребляются одновременно, затруднял исследование их этнического содержания, а также их соотношения. Возник вопрос об их конкретном значении. В связи с поставленным вопросом значительный интерес представляет ногайская эпическая поэма "Сорок ногайских богатырей", в которой наименования "кыпчак" и "куман" упоминаются одновременно.

Поэма была записана известным ногайским фольклористом Ашимом Сикалиевым у исполнителя ногайских народных песен Зейда Кайбалиева в Нефтекумском районе Ставропольского края, а затем опубликована в сборнике "Если просите, спою…"[3]. Анализ содержания поэмы "Сорок ногайских богатырей" позволяет сделать вывод о том, что она появилась отнюдь не в ногайской среде. В ней отчетливо видны половецкие корни. В поэме идет речь о монгольском завоевании половецких земель. Автор смешивает этнические понятия, говоря сначала о том, что краснобородый монгол Чингис хочет завоевать земли кыпчаков, а затем, описывая эти территории, утверждает, что это владения ногайцев. Описаны действительно половецкие, а не ногайские земли. Автор проводит границы "земли ногайской" от Иртыша к Казани, затем к русским границам, далее по степи вплоть до Аккермана, Черного моря и Кавказа. Это соответствует Дешт-и-Кыпчаку. Позднейшие ногайские добавления в поэме касаются Эдиге, Нурадина и собственно ногайских богатырей.
В поэме содержится страстный призыв ко всем половцам подняться на борьбу с войсками "краснобородого Чингиса" [3]:

Куьман уьлке, Кыпшагым,
Эр уланлар атлансын!
Карсы шыксын ясанып,
Болат куьп пен курсасын
Ол душпаннынъ ян-ягын!

Страна куманов, мои кипчаки,
Пусть садятся на коней добры молодцы!
Пусть встретят врага с храбрыми сердцами,
Пусть булатной стеной окружат врага!

Автор сетует на неравенство сил, заявляя: "На десять монголов - один куман…" [4].
Автор поэмы говорит также о переселении половцев в Венгрию и выражает надежду на их возвращение и освобождение родины. Вполне возможно, что он уходил вместе с Котяном в Венгрию, но затем вернулся в родные степи и распространял поэму среди сородичей. Следовательно, автор должен был происходить из западного объединения половцев. И куманов, и кыпчаков он относит к числу жителей "Страны Куманов". Следовательно, автор - житель Страны Куманов, одновременно ощущал себя и кыпчаком. Наименования "Страна Куманов" и "куман" относятся, по всей видимости, именно к западнополовецкому объединению. Здесь же отмечается этническое единство куманов со всеми кыпчаками.

Естественно, достоверность источника может вызывать сомнения, так как в окончательном виде поэма сложилась значительно позже описываемых событий, в иной исторической обстановке. Вопрос о существовании куманов в составе кыпчаков еще требует дальнейшего исследования и разработки. Некоторую ясность в эту проблему может внести рассматриваемая поэма.

Список литературы:

[1] Кумеков Б.Е. Государство кимаков IX-XI вв. по арабским источникам. Алма-Ата,1972 - C.43
[2] Плетнева С.А. Половцы. М.,1990 - C.101-102
[3] Айт десенъиз, айтайым. - Черкесск,1971 - C.6-11
[4] Там же. - С.6

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 4830      

Другие статьи из этой рубрики

Кимакский союз племен и образование каганата

История Центральной Азии завершает свой очередной виток. Потерпев от своих бывших вассалов сокрушительное поражение, тюркюты и сиры частью покоряются, частью - спасаются от разъяренных врагов откочевкой на запад к родственным кыпчакам, ибо уйгуры, по мнению Гумилева Л.Н., "убивали их как волков, разбивали головы каменным изваяниям и в бешенстве разрушали даже погребения". К Иртышу вместе с сирами и тюрками уходит ряд других телеских племен - татары, баяндуры, эймюры и другие. С этого времени эти племенные объединения на некоторое время выпадают из поля зрения китайской историографии, но тем не менее попадают в труды арабских географов и историков. С уверенностью можно предполагать, что ушедшие к Иртышу племена привнесли в эти земли традицию государственности, порядки и законы, присущие развитым кочевым державам. Ведь у тюркютов существовало порядка 30 чиновничьих должностей, своя письменность и наследственная традиция. Итогом переселения в Прииртышье этих племен явилось рождение нового государства - Кимакского каганата. Кто такие кимаки?

С.М. Ахинжанов. Кипчаки в X-XIII вв. Историографический обзор.

В начале II тыс. н.э. в средневековой письменности мусульманского Востока и Древней Руси появляется адекватное обозначение огромного пояса Евразийских степей от отрогов Алтайских гор на востоке до Карпатских склонов на западе, получившее свое название по имени основного народа, кочующего по его просторам - "Дешт- и Кипчак" и "Половецкое поле". Каждый из приведенных этнотопонимов с позиции своего языка означал одно и тоже. "Дешт-и Кипчак" в переводе с персидского звучал как "Степь кипчаков", именно так в XI в. путешественник Насир-и Хусрау называл степи, примыкающие к северо-восточным границам Хорезма [1]. В дальнейшем таким образом стали именоваться степные пространства от Иртыша до Волги к северу от оз. Балхаш и Сырдарьи, т.е. в орбиту этого термина попадает и Центральный Казахстан. "Половецким полем" именовались южнорусские степи от Волги до Днепра и далее к западу в XI - середине XIII вв. в русских летописях [2].

И. Ундасынов. Половцы, кто они?

Начиная много лет назад изучение истории кочевников, я с удивлением прочитал у одного из ведущих специалистов по номадам, что почти все проблемы их истории являются дискуссионными. Тогда я счел это высказывание явно преувеличенным. Сейчас я так не считаю, и вот почему: дискуссии по истории кочевых обществ идут беспрерывно, а согласия по многим вопросам как не было, так и нет. Более того, иногда они (дискуссии) не только не проясняют, но еще больше запутывают затрагиваемые в их ходе проблемы. Так, за три последних десятилетия три известных специалиста – Б.Е.Кумеков, С.М.Ахинжанов и С,Г.Кляшторный – выступили с тремя версиями о событиях, имевших место в казахстанских степях в первой половине ХI в. [1]. То, что они не стыкуются между собой, не беда. Она в том, что ни одна из представленных ими версий не выдерживает критического анализа, и все они скорее запутывают, чем проясняют сущность происходивших тогда процессов в Великой Степи.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов