1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

12.С. 80

Такая политика руководящих органов восстания способствовала сплочению всего населения округа, без различия национальностей, вок­руг новой власти.

Национально-освободительное движение народов Синьцзяна, начавшееся в ноябре 1944 г. в Илийском округе, на первом своем этапе имело первоочередной целью завоевание независимости. Это означало не отделение Синьцзяна от Китая, а освобождение края от гнета гомин­дановских властей и создание новодемократического строя, подобно тому, который был установлен в освобожденных районах Китая, руково­димых КПК. "Наше восстание было национально-освободительным восстанием, направленным против колониального гнета. Наряду с этим, это было восстание народа, лишенного элементарных человечес­ких прав, за свободу и политические права. Поэтому это восстание, поднятое нами, явилось восстанием за претворение в жизнь демократи­ческой политики... и преследовало одну цель — установление подлинной демократической власти в Синьцзяне" [41], — указывал Ахмеджан Касымов. После свержения деспотической гоминдановской власти на территории Илийского округа была создана демократическая база нацио­нально-освободительного движения народов Синьцзяна.

Создав свою регулярную национально-освободительную армию, центральный штаб восставшего народа теперь мог приступить к осуществлению своей дальнейшей задачи — оказать помощь населению других округов провинции в их борьбе за избавление от ненавистной гоминдановской деспотии.

В тесном взаимодействии с партизанскими отрядами Тарбагатая и Алтая части национально-освободительной армии к осени 1945 г. очис­тили эти округа от гоминдановских войск, и здесь была установлена народная власть.

Успешно развивая наступление, национально-освободительная армия развернула бои на подступах к столице провинции — Урумчи, где китайские патриоты с приближением повстанческих сил готовились поднять восстание.

Под влиянием событий в северных округах пламя восстания охватило крайние южные и западные районы провинции. На юге особенно большой размах борьба против гоминдановского режима получила в Яркендском и Кашгарском округах. Сюда гоминдановцы перебросили десятитысячную группировку войск, чтобы не дать возможности вос­ставшим соединиться с частями национально-освободительной армии трех округов, действовавших на территории Аксуйского округа.

Гоминдановцы, таким образом, оказались перед перспективой потери господства в Синьцзяне. Поэтому Чан Кай-ши в сентябре 1945 г., когда шли переговоры между КПК и гоминданом в Чуицине, вынужден был объявить о своем признании демократической базы Или—Тарбагатай—Алтай и предоставлении Синьцзяну "местной автономии". К этому времени и в международной обстановке и внутри Китая произошли крупные изменения. После разгрома гитлеровской Германии и безогово­рочной капитуляции милитаристской Японии в значительной степени увеличились демократические силы во всем мире. В Китае, в частности, создалась реальная возможность проведения демократических преоб­разований мирным путем. Поэтому КПК стремилась к тому, чтобы без

41 А. Касымов. Указ. сб., стр. 153.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 78545      

Другие статьи из этой рубрики

Заур Гасанов. Шаманистические обряды и атрибуты в археологии Украины, Венгрии и Азербайджана в период поздней бронзы и раннего железа (мировоззрение киммерийцев)

В письменных источниках нет информации о мировоззрении и верованиях киммерийцев. Исходя из этого, надежным источником определения киммерийской системы верований и обрядов надо считать археологические данные. Наряду с этим, для определения мировоззрения киммерийского этноса и их обрядов могут быть привлечены и материалы скифских обрядов и верований, поскольку, по мнению исследователей, киммерийцы и скифы, скорее всего, соответствовали друг другу в образе жизни, языке и мировоззрении.

Ж.М. Сабитов. Таварих-и гузида-йи нусрат-нама как источник по генеалогии джучидов.

Нусрат-наме является одним из важнейших источников по генеалогии джучидов 13-15 веков. И если в генеалогиях раннего периода в Нусрат-наме встречаются некоторые ошибки, выявляемые путем сравнительного анализа Нусрат-наме с Муизз ал Ансаб и Рашид аддином, то в генеалогиях позднего периода (Генеалогии джучидов, проживавших во второй половине 15 века) Нусрат-наме является единственным источником, который столь полно описывает генеалогии джучидов.

Золотая Орда как предтеча Российской Империи

Истоки феномена российской имперской государственности, наглядным олицетворением которой была Российская империя, имеют в своей основе симбиоз трех компонентов: древнерусской государственности Киевской Руси, импульсом в создании которой стал приход варягов или норманнов-выходцев из германских племен Скандинавии на Русь; идеологической и культурной традиции Византийской империи через посредство православного христианства, и имперского наследия Золотой Орды, о котором и пойдет речь в данной статье.

Жаксылык Сабитов. Чекре-хан и «Мухаммед-хан»

Проблема ханствования Чекре-хана никогда не становилась объектом отдельной статьи. Большинство историков не особо обращали внимание на данного хана, в следствии его статуса (он считался одним из марионеточных ханов Едиге) и краткого срока правления. Можно вполне согласиться с данными тезисами, но это не должно являться причиной того, что фигура данного хана останется в забвении даже среди профессиональных историков. К проблеме же того, кто был противником Чекре-хана было уделено достаточно внимания и этот вопрос рискует быть слишком запутан интерпретациями современных исследователей.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов