1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

26.С. 94

Активисты "Союза" разъясняли народу характер и задачи китай­ской национально-освободительной революции, вели широкую пропагандисткую и агитационную работу среди населения, призывая ока­зывать помощь китайскому народу в борьбе против гоминдана. В ре­зультате этого усилились любовь и симпатии народа к НОАК и КПК.

Ведя борьбу против различных вылазок врагов, "Союз" давал достойный отпор политическим и экономическим авантюрам гоминда­новцев, направленным против демократической базы Или — Тарбагатай—Алтай. Он проводил большую работу по восстановлению и укреп­лению экономики, достиг больших успехов в области культурно-про­светительной работы среди населения. "Союз осуществил ряд меро­приятий по улучшению финансового положения и тяжелого экономиче­ского состояния провинции, в результате которых были установлены твердые цены на рынках и повысился жизненный уровень трудового населения [76].

Чтобы укрепить хозяйства рядовых дехкан и скотоводов, власти оказывают им материальную помощь и ограничивают произвол ростов­щиков: норма ссудного процента не должна была превышать установ­ленного размера.

Все эти мероприятия были проведены лишь на территории трех округов.

"Союз" вел непримиримую борьбу против националистических ре­акционных элементов, шпионов и диверсантов, засылаемых гоминда­новцами на территорию трех округов.

Несмотря на то, что "Союз защиты мира и демократии в Синьцзяне" не мог официально распространить свою деятельность на террито­рию семи округов, ввиду существовавшего там реакционного гоминдановского режима, он пользовался среди населения всего Синьцзяна большим влиянием.

Таким образом, "Союз" подготовил условия для слияния национально-освободительного движения в Синьцзяне с общекитайской ре­волюцией и для прихода в Синьцзян НОАК, руководимой КПК.

***

1948 год ознаменовался коренным переломом в ходе кровопролит­ной гражданской войны, развязанной чанкайшистской кликой и их заокеанскими хозяевами против китайского народа.

В ходе начатого осенью 1948 г. наступления Народно-освободительной армии боеспособность гоминдановских войск была коренным обра­зом подорвана и количественное соотношение сил изменилось в пользу Народно-освободительной армии.

Успехи НОАК на фронтах сочетались с успехами борьбы широких слоев китайского народа против реакционного гоминдановского режи­ма в тылу. По всей стране росло недовольство и ширились волнения, выливавшиеся в открытые выступления против прогнившего деспоти­ческого режима.

Такова была обстановка во внутренних районах Китая в конце 1948 и начале 1949 г.

Все это не могло не отразиться и на западной окраине страны — Синьцзяне, где любое более или менее значительное событие во внутренних районах Китая всегда, буквально почти в тот же день, находило свой отзвук.

Демократическое движение в Синьцзяне все более усиливалось. Не только трудовое население, но и мелкая буржуазия, купечество Синь-

76 Там же.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 78929      

Другие статьи из этой рубрики

Б.Д. Цыбенов. Даурские роды в XVII в.

В начале XVII в. дауры населяли обширную территорию от Еравнинских озер и верховьев Витима на западе до притока Амура в среднем течении – р. Буреи на востоке (ныне Бурейский район Амурской области); на севере доходили до устья притока Алдана – р. Амга (совр. Республика Саха-Якутия), на юге граница проходила по правому берегу Амура, в районе притоков – Кун и Букур (северная часть провинции Хэйлунцзян КНР). В Восточном Забайкалье, помимо эвенкийского окружения, с юго-запада, с даурами, возможно, поддерживали связи племена и объединения монгольского происхождения (табангуты, хори). Амур в верхнем течении на всем протяжении (около 900 км.) был естественной границей между даурами и этнотерриториальным объединением монголов – хорчинов, в состав которых входили кереиты, солонгуты и ряд других монгольских племен [21, c. 23]. Отдельные группы дауров, проживавшие на правом берегу Амура, находились с ними в непосредственных контактах. На юге и востоке даурские земли соприкасались с территорией маньчжурских племен, а северными соседями были эвенки-орочоны. Отметим, что дауры различали эвенков по хозяйственно-культурному типу: хонкор (онкор) – скотоводы и земледельцы и орчен – оленеводы. Первые проживали в соседстве с даурами, в некоторых местах наблюдается чересполосное расселение. В целом, тунгусо-маньчжурские элементы приняли немалое участие в формировании даурской народности. Об этом свидетельствуют данные материальной и духовной культуры, заимствования в языке. К тотемным культам, по всей вероятности, тунгусо-маньчжурских народов, относится почитание даурами медведя, как первопредка [пма, инф. И Сун]. Имеются сведения об эвенкийских родах, связанных с даурами кровными узами. Их называют "таараалеэ", производное от корня "таар", имеющего следующие значения: 1) "дети братьев матери"; 2) "дети сестер отца" [пма, инф. Э Жуйфу].

Д.М. Исхаков. термин "татаро-монголы/монголо-татары": понятие политическое или этническое? Опыт источникового и концептуального анализа

Несмотря на усиление в последние годы внимания исследователей к этническим аспектам процесса формирования на рубеже XII-XIII вв. Великиго Монгольского государства, одна из ключевых проблем этого периода, связанная с определением этнической принадлежности татарских и других, связанных с ними кланов, все еще остается дискуссионной. Настоящая статья посвящена анализу данной проблематики с целью выработки более однозначного понимания этнической ситуации в Центральной Азии периода становления там Еке Монгол Улуса. В итоге рассмотрения существующих в историографии подходов относительно этнической номенклатуры, применявшейся монгольскими и китайскими источниками по отношению к расселявшимся в этой зоне тюркским и монгольским группам, автор статьи склоняется к мнению о тюркской этнической принадлежности татар и некоторых других (найманы, меркиты), известных по источникам, кланов, с которыми в ходе формирования "народа монголов" столкнулся Чингиз-хан. При этом устанавливается историческая связь домонгольских татар с Кимакским и Уйгурским каганатами, в том числе выявляется их принадлежность к элитным - "царственным" слоям названных тюркских государств. А это, в свою очередь, позволяет выявить присутствие татарского со-ставного элемента у восточных кыпчаков-кимаков (йемеков), имевших тесные связи с последней династией хорезмшахов. Общий вывод, который следует из материала, подвергнутого детальному и комплексному изучению в поставленном ракурсе, сводится к тому, что необходимо новое понимание термина "монголо-татары", являющегося не навязанным китайскими чиновниками понятием, а содержательным поли- тонимом, маркирующим двусоставной - тюрко (татарско)-монгольский характер государствообразующего "народа" Великой Монгольской империи. В публикации также делается заявка на продолжение данной темы применительно к Улусу Джучи.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов