1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

27.С. 95

цзяна были недовольны режимом гоминдановской марионетки Масхуда.

Попытки Масхуда подавить разраставшееся демократическое движение народов Синьцзяна с помощью террора имели обратное воздей­ствие. Положение в провинции еще более осложнилось.

Учитывая создавшуюся обстановку и пытаясь стабилизировать положение, реакционное нанкинское правительство вынуждено было ото­звать Масхуда с поста председателя синьцзянского провинциального правительства.

По требованию народа были также смещены ответственный секретарь правительства Масхуда — Айса-бек Алапткин и агент иностран­ных держав, организатор антикоммунистических бандитских действий в Синьцзяне, заместитель командующего Синьцзянским военным окру­гом — Сунь Силянь.

Таким образом, в результате усиления демократического движе­ния в провинции и, главным образом, вследствие крупных изменений в пользу демократических сил в масштабе всего Китая, правительство Масхуда пало, и в начале 1949 г, в Синьцзяне было сформировано новое правительство.

По предложению начальника Северо-Западного района генерала Чжан Чжи-чжуна в середине января 1949 г. председателем синьцзянского правительства назначили Бурхана Шахиди. Но в противовес ему на должность заместителя председателя был поставлен известный ре­акционер Мухаммед Имин, редактор фашисткого листка "Эрк".

Смещение Масхуда явилось крупным успехом демократического движения, но не окончательным, ибо требования народа были выполнены лишь частично и не было гарантии, что условия мирного согла­шения от 2 января 1946 г. будут претворяться в жизнь полностью.

При своем вступлении на пост председателя Бурхан Шахиди провозгласил следующие принципы политики коалиционного правитель­ства: обеспечить в провинции мир, демократию, единство: развивать китайско-советскую дружбу [77].

Однако реакционные силы всячески стремились воспрепятствовать осуществлению этой программы. Тем более, что и в самом правительстве были реакционные националистические элементы, находившиеся на службе иностранных разведок. Газета "Ялкин" с первых же дней вступления Бурхана Шахиди на пост председателя синьцзянского пра­вительства повела разнузданную реакционную, пропаганду, преследуя цель посеять недоверие к новому провинциальному правительству. В ответ на это, новое правительство, основываясь на "Политической про­грамме" (§ 5, раздел "Нация"), запретило газету "Ялкин".

С целью дальнейшего сплочения народа для обеспечения мира и единства в провинции местное правительство 30 мая 1949 г. опублико­вало "Обращение ко всему народу различных национальностей про­винции", в котором говорилось: "Приложим все усилия для сплочения демократических сил провинции. Мы должны вести жестокую борьбу с противниками мира и единства, прикрывающимися лозунгом нацио­нализма... Наша единственная цель — мир, единство, демократия, сот­рудничество и упрочение дружбы между Китаем и Советским Союзом... Наша неотложная задача — выполнение "Программы по осуществле­нию политических дел", выработанной на основе условий мирного сог­лашения" [78].

78 "Синьцзян газети", 1949, 31 мая. Там же, 31 мая.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 77424      

Другие статьи из этой рубрики

М.В. Шиловский. К вопросу открытия Каракорума

Летом 1889 г. в истории исследования Центральной Азии произошло важное событие, вызвавшее сенсацию во многих центрах изучения этой тогда глухой части самого большого континента земного шара. Небольшой по составу (пять человек) экспедицией, организованной Восточно-Сибирским отделом (Иркутск) Русского географического общества и возглавляемой известным ученым, публицистом и общественным деятелем Н.М.Ядринцевым были обнаружены развалины столицы государства Чингизидов Каракорума (Хара-Хорина, что значит в переводе с монгольского "черная ограда").

Д.М. Исхаков. термин "татаро-монголы/монголо-татары": понятие политическое или этническое? Опыт источникового и концептуального анализа

Несмотря на усиление в последние годы внимания исследователей к этническим аспектам процесса формирования на рубеже XII-XIII вв. Великиго Монгольского государства, одна из ключевых проблем этого периода, связанная с определением этнической принадлежности татарских и других, связанных с ними кланов, все еще остается дискуссионной. Настоящая статья посвящена анализу данной проблематики с целью выработки более однозначного понимания этнической ситуации в Центральной Азии периода становления там Еке Монгол Улуса. В итоге рассмотрения существующих в историографии подходов относительно этнической номенклатуры, применявшейся монгольскими и китайскими источниками по отношению к расселявшимся в этой зоне тюркским и монгольским группам, автор статьи склоняется к мнению о тюркской этнической принадлежности татар и некоторых других (найманы, меркиты), известных по источникам, кланов, с которыми в ходе формирования "народа монголов" столкнулся Чингиз-хан. При этом устанавливается историческая связь домонгольских татар с Кимакским и Уйгурским каганатами, в том числе выявляется их принадлежность к элитным - "царственным" слоям названных тюркских государств. А это, в свою очередь, позволяет выявить присутствие татарского со-ставного элемента у восточных кыпчаков-кимаков (йемеков), имевших тесные связи с последней династией хорезмшахов. Общий вывод, который следует из материала, подвергнутого детальному и комплексному изучению в поставленном ракурсе, сводится к тому, что необходимо новое понимание термина "монголо-татары", являющегося не навязанным китайскими чиновниками понятием, а содержательным поли- тонимом, маркирующим двусоставной - тюрко (татарско)-монгольский характер государствообразующего "народа" Великой Монгольской империи. В публикации также делается заявка на продолжение данной темы применительно к Улусу Джучи.

Л.Н. Гусева. Левосторонний запах одежды чжурчженей

Любой народ на протяжении веков создаёт стереотип своей уникальной культуры. Одним из его компонентов является одежда (12, с. 107). Перед нами поэтому встала задача — изучить одежды тунгусо-маньчжурского населения на Дальнем Востоке в средние века, используя при этом археологические, этнографические и письменные источники. Задача эта очень трудная, поскольку сама одежда, если и сохранилась, то в редких случаях. Зато при раскопках археологических памятников обнаружены наборные пояса, пуговицы, украшения, бронзовые фигурки человечков.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов