1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

31.С. 99

Ваши телеграммы от 25 и 26 сентября получены. Мы считаем Вашу позицию правильной. Ваше заявление о разрыве с кантонским реакци­онным правительством и переходе в лагерь народной демократии, при­нятии руководства НПКС, ожидании приказов от центрального народ­ного правительства и народного реввоенсовета соответствует желанию всего китайского народа, чему мы очень рады.

Надеемся, что Вы усилите дружбу между солдатами, администра­тивными работниками и различными национальностями для сохранения порядка на местах. Одновременно надеемся на сотрудничество с НОА, готовящейся вступить в Синьцзян с тем, чтобы отменить старый режим, установить новый режим и бороться за строительство нового Синьцзя­на. Мао Цзе-дун и Чжу-Дэ".

"Синьцзян жэбао", давая оценку происшедшим изменениям, в передовой писала: "Синьцзян вступил в новый этап своего исторического развития, т. е. вступил в этап народной демократии, о котором еще не знала история Синьцзяна. Народы Синьцзяна должны тесно спло­титься с народами всего Китая и с народами великого оплота мира и демократии — СССР и со всеми миролюбивыми демократическими си­лами мира с тем, чтобы общими усилиями бороться за мирное строи­тельство КНР и за укрепление международного мирного демократичес­кого лагеря" [91].

Синьцзянское правительство и командование гоминдановской ар­мии немедленно принялись за реорганизационные мероприятия и подготовку к встрече НОАК- 27 сентября председатель Бурхан и генерал Тао Сыяо обратились ко всем губернаторам и уездным управлениям, ко всем руководящим работникам, общественным организациям и армии с призывом — поддержать принятое решение о мирном освобожде­нии Синьцзяна, который под руководством КПК пойдет по пути мирно­го демократического строительства; соблюдать следующие условия: не причинять никому ущерба; не нарушать межнациональную дружбу; не совершать ни над кем возмездия за прошлую деятельность, не повы­шать цены на товары; не разжигать вражды между населением и арми­ей; не чинить ущерба общественному имуществу" [92].

Однако местные реакционеры и гоминдановцы, занимавшие ответственные посты в Синьцзяне, действуя по указке Маккернана, развер­нули широкую подрывную деятельность, стремясь воспрепятствовать мирному освобождению Синьцзяна и вступлению НОАК на территорию провинции.

Еще 25 сентября Дуглас Маккернан созвал тайное совещание в Урумчи, на котором присутствовали Юлбарс, Мухаммед Имин, Самой­лов и ряд гоминдановских реакционных офицеров. Маккернан дал им задание сплотить бандитские и реакционные элементы и поднять мя­теж в гоминдановских частях, перешедших на сторону НОАК, чтобы противодействовать вступлению Народно-освободительной армии в Синьцзян [93].

В результате активизации сил реакции в Урумчи произошли беспорядки, грабежи и убийства. В ряде местностей провинции были во­оруженные столкновения. Поэтому 28 сентября Временное правитель­ство вынуждено было объявить о введении временного военного поло­жения. "...После распространения известия о мирном освобождении Синьцзяна все национальности и представители всех слоев населения с радостью встретили эту весть. К сожалению, немногочисленные реак-

91 "Синьцзян жэбао", 1949, 28 сентября. 92 "Синьцзян газети", 1949, 2 октября.
93 Там же, 1951, 4 февраля.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 79425      

Другие статьи из этой рубрики

Ж.М. Сабитов. Ханы Ногайской Орды

В исторической литературе тема ногайских ханов освещена слабо. Причиной этому является с одной стороны обрывочность сведений о ногайских ханах. С другой стороны, ханы Ногайской Орды не представляли из себя сильного института власти и были полностью зависимы от реальных обладателей власти ногайских правителей (потомков Едыге) и поэтому их жизнедеятельность не была столь хорошо освещена. Трепавлов В.В. писал: "Юсуф (Правитель Ногайской Орды) занимал номинальный княжеский пост верховного военачальника-беклербека при безвластном хане. Посажение марионеточных монархов, которые своей персоной освящали гегемонию ногаев в степях, практиковалось во второй половине 15 века, во время формирования Ногайской Орды, а также в середине 16 века"[

"Жизнеописание Цзинь Миди". Отрывок из сочинения "Ханьшу". Цзюань 68. Авторский перевод Игоря Сабирова.

Цзинь Миди, дворцовое имя которого было Вэншу, сначала был наследником сюннуского правителя Сюту. Во время годов под девизом правления Юаньшоу (122-118) командующий легкой кавалерией Хо Цюйбин атаковал территорию правого крыла сюнну, отрубив множество голов хусцев и захватив статую золотого человека, посвященного Небу, который почитался правителем Сюту. В это лето (121) командующий легкой кавалерией еще раз выступил от Цзюйяня и напал на район гор Цилянь, захватив и убив множество врагов.

E.И. Кычанов. Кешиктены Чингис-хана (о месте гвардии в государствах кочевников)

В становлении ранних государств, формировании государственного механизма важное место принадлежало окружению правителя, в частности тем сильным и молодым людям, которые рекрутировались из "сыновей и младших братьев" сподвижников правителя—основоположника государства и составляли его дружину, его личную охрану. У скифов при царе служили отроки. Они составляли гвардию царя, постоянное войско, обязанное охранять его. Эти же юноши выполняли и различные поручения царя по управлению государством, из их числа назначались ферапонты, сановники, управляющие государством. Среди юношей-гвардейцев скифского царя был распространен обычай побратимства, после смерти царя часть его гвардии сопогребали вместе с умершим. При сяньбийских каганах была гвардия (цзинъши), в которую набирались сыновья и младшие братья "великих людей" (дсасэнь), сановников и местных правителей государства. В 396 г. Тоба Лигуй принял титул императора (хуанди) и провел реформу структуры государственного аппарата."Все [назначенные им на должности лица] принадлежали к [его] гвардии. [Они] участвовали в [заседаниях государственного] совета и обсуждали дела армии и государства". Тюркского кагэна охраняли 900 гвардейцев [бёри — "волков"), которыми командовал управитель ставки кагана - тойкан. Сведений о назначениях гвардейцев тюркского кагана на государственные должности у нас не имеется.

Б.Д. Цыбенов. Даурские роды в XVII в.

В начале XVII в. дауры населяли обширную территорию от Еравнинских озер и верховьев Витима на западе до притока Амура в среднем течении – р. Буреи на востоке (ныне Бурейский район Амурской области); на севере доходили до устья притока Алдана – р. Амга (совр. Республика Саха-Якутия), на юге граница проходила по правому берегу Амура, в районе притоков – Кун и Букур (северная часть провинции Хэйлунцзян КНР). В Восточном Забайкалье, помимо эвенкийского окружения, с юго-запада, с даурами, возможно, поддерживали связи племена и объединения монгольского происхождения (табангуты, хори). Амур в верхнем течении на всем протяжении (около 900 км.) был естественной границей между даурами и этнотерриториальным объединением монголов – хорчинов, в состав которых входили кереиты, солонгуты и ряд других монгольских племен [21, c. 23]. Отдельные группы дауров, проживавшие на правом берегу Амура, находились с ними в непосредственных контактах. На юге и востоке даурские земли соприкасались с территорией маньчжурских племен, а северными соседями были эвенки-орочоны. Отметим, что дауры различали эвенков по хозяйственно-культурному типу: хонкор (онкор) – скотоводы и земледельцы и орчен – оленеводы. Первые проживали в соседстве с даурами, в некоторых местах наблюдается чересполосное расселение. В целом, тунгусо-маньчжурские элементы приняли немалое участие в формировании даурской народности. Об этом свидетельствуют данные материальной и духовной культуры, заимствования в языке. К тотемным культам, по всей вероятности, тунгусо-маньчжурских народов, относится почитание даурами медведя, как первопредка [пма, инф. И Сун]. Имеются сведения об эвенкийских родах, связанных с даурами кровными узами. Их называют "таараалеэ", производное от корня "таар", имеющего следующие значения: 1) "дети братьев матери"; 2) "дети сестер отца" [пма, инф. Э Жуйфу].
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов