1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

32.С. 100

ционные элементы сеют вражду между населением и войсками... Это не только нарушает общественный порядок, но и наносит ущерб делу мира..." [94].

В результате решительных мероприятий, предпринятых Временным провинциальным правительством по сохранению порядка в провинции, обстановка стабилизировалась.

К этому времени в жизни всех народов многонационального Китая произошло историческое событие всемирного значения.

На состоявшейся 1 октября 1949 г. сессии Народно-Политического Консультативного Совета Китая было провозглашено о создании Ки­тайской Народной Республики. В этой сессии впервые в истории Ки­тая как равные приняли участие представители нацменьшинств Синь­цзяна, которые в течение многих лет вели борьбу за свое освобождение, за элементарные человеческие права.

Уже 20 октября части НОАК вступили в Урумчи. Население теп­ло приветствовало своих братьев-освободителей.

Приход НОАК означал свержение многолетнего гнета гоминдановских реакционеров и установление народно-демократического строя в Синьцзяне. На основании решения центрального народного правитель­ства Китая о том, что каждый народ имеет право на самостоятельное управление, и в целях быстрейшего установления революционного порядка в Синьцзяне 18 декабря было опубликовано официальное сооб­щение, утвержденное ЦНПС Китая, о создании Единого народного провинциального правительства и образовании Синьцзянского военного округа.

Гоминдановские войска генерала Тао Сыяо, принявшие восемь условий КПК, на основании приказа Центрального народно-революци­онного военного комитета были реорганизованы и вошли в состав НОАК. Согласно этому же приказу 10 января 1950 г. национально-освободи­тельная армия трех округов, созданная 8 апреля 1945 г., сливалась с НОАК.

С мирным освобождением Синьцзяна провинциальное правительство приступило к разрешению важных вопросов, стоящих перед про­винцией в деле демократизации на основе принципов общей программы НПКС.

***

Сам ход народно-освободительного движения в Синьцзяне 1944— 1949 гг. убеждает в том, что оно являлось составной частью китайской народно-демократической революции, руководимой КПК. Вместе с тем народно-освободительное движение в Синьцзяне имело и свои спе­цифические особенности: 1) это движение носило ярко выраженный национально-освободительный характер: угнетенные народы Синьцзя­на боролись за освобождение от национального гнета, против гоминда­новского режима, и национальной дискриминации; 2) освободительное движение в Синьцзяне, особенно на первом его этапе, возглавлялось не КПК, а патриотическими и демократическими элементами, которые идеологически стояли на платформе КПК.

Помимо общности задач, общим в народно-освободительном движении Синьцзяна с народно-демократической революцией всего Китая было и то, что оно опиралось на революционный народ и свою воору­женную армию.

94 Там же, 1949, 28 сентября.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 75475      

Другие статьи из этой рубрики

Г.Г. Пиков. Памяти хана Кучлука (из истории становления Монгольской империи)

Одним из этих персонажей стал хан Кучлук, с именем которого до сих пор употребляются такие эпитеты, как "бездарный", "злокозненный", "злодей", "авантюрист", "узурпатор", "враг Ислама" и т. п. Считается до сих пор, что "этот дикий потомок алтайских кочевников не обладал ни единым качеством, сколь-либо полезным для управления тюрками, в значительной мере уже оседлыми". Если учесть, что самому Кучлуку так и не было дано ни единой возможности высказаться в свою защиту (нет ни одного сочинения, где бы он рассматривался как фигура положительная), то все обвинения в его адрес можно рассматривать как результат очень мощной пропагандистской кампании, проведенной против него фактически объединенными силами монгольских и мусульманских историков XIII в. и доверия к этим оценкам, существовавшего на протяжении последующих столетий как в Азии, так и в Европе. В данной статье и делается попытка рассмотреть место мятежного хана в сложнейшей истории становления мощной монгольской империи, не уходя в другую крайность – идеализацию личности Кучлука.

Л.Н. Гусева. Левосторонний запах одежды чжурчженей

Любой народ на протяжении веков создаёт стереотип своей уникальной культуры. Одним из его компонентов является одежда (12, с. 107). Перед нами поэтому встала задача — изучить одежды тунгусо-маньчжурского населения на Дальнем Востоке в средние века, используя при этом археологические, этнографические и письменные источники. Задача эта очень трудная, поскольку сама одежда, если и сохранилась, то в редких случаях. Зато при раскопках археологических памятников обнаружены наборные пояса, пуговицы, украшения, бронзовые фигурки человечков.

Ж. Сабитов. Тайбугиды в ханстве Абулхаир-хана.

Проблема происхождения Тайбуги и Тайбугидов волновало многих исследователей. Имя Тайбуги тесно связано с историей Сибири. В двух из трех рассказов о древней истории Сибири имя Тайбуга было связано с Сибирью и с именем Чингиз-хана. В этих рассказах Тайбуга предстает как автохтонный и легитимный владелец определенных территорий.

М.В. Шиловский. К вопросу открытия Каракорума

Летом 1889 г. в истории исследования Центральной Азии произошло важное событие, вызвавшее сенсацию во многих центрах изучения этой тогда глухой части самого большого континента земного шара. Небольшой по составу (пять человек) экспедицией, организованной Восточно-Сибирским отделом (Иркутск) Русского географического общества и возглавляемой известным ученым, публицистом и общественным деятелем Н.М.Ядринцевым были обнаружены развалины столицы государства Чингизидов Каракорума (Хара-Хорина, что значит в переводе с монгольского "черная ограда").

В.Я. Бутанаев. Кыргызское государство (VI в. н.э. – 1207 г.н.э.)

Выборочные разделы II главы новой, еще не опубликованной книги хакасского историка Виктора Яковлевича Бутанаева "Очерки историия Хакасии" (С древнейших времен до современности"). Книга будет издана в этом году в Абакане и вскоре должна появится в продаже.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов