1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130, 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145, 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152, 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167
 
Статьи
 



Юрченко А. Г. Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография

12.§ 0.12. Описание мира: размышления Абу-л-Фиды

Абу-л-Фида’ (1273–1331), сирийский принц, историк и географ из семьи Аййубидов, родился в Дамаске. В 1310 г. добился управления Хамой, в 1320 г. получил главенство над всеми наместниками Сирии благодаря дружбе с мамлюкским султаном ал-Маликом ан-Насиром Мухаммадом ибн Кала’уном. Он автор всемирной истории "Мухтасар та’рих ал-башар" и труда по описательной географии "Упорядочение стран", дополненного физическими и математическими данными в форме таблиц.

Скепсис Абу-л-Фиды относительно невозможности описать мир во всем его многообразии связан с тем обстоятельством, что арабские географы вынуждены следовать сочинениям предшественников. Он называет эти сочинения, и ему ясно, что они устарели. Перепроверить и обновить традиционные данные географы не могли. Кто в арабском мире мог позволить себе затратить непомерные средства на программу обновления географических сведений о мире? А пользы от купцов для географии не было никакой. Абу-л-Фида отдает себе отчет, что известия о Китае, Индии, северных областях мира кратки и недостоверны. Описать границы освоенного пространства серьезному ученому не под силу. География стала областью науки, мало интересной сильным мира сего. Скажем, зачем египетскому султану знать, где расположена Япония, если он не собирается с ней воевать. Иное дело, Монгольская империя с ее планами тотальной экспансии. То, что казалось Абу-л-Фиде невозможным, было сделано Марко Поло, с учетом того, что он пользовался географическим каталогом династии Юань. Тратить средства на создание актуального каталога провинций мира могла лишь милитаристски организованная государственная система.

Абу-л-Фида родился в тот год, когда Марко Поло исполнилось девятнадцать лет и он находился на полдороги к Китаю. Абу-л-Фида мог заняться лишь описательной географией, назвав свое сочинение "Упорядочение стран". Марко Поло не занимался наукой, но он знал новую карту мира, и в силу обстоятельств поведал "О разнообразии мира".

"Я читал книги, написанные о странах и областях земли [и рассказывающие] о горах, морях и тому подобном, — признается Абу-л-Фида. — И я не нашел среди них ни одной книги, которая удовлетворила бы мой интерес. К числу прочитанных мною книг по этому искусству относится книга Ибн Хаукала. Это пространная книга, в которой подробно передаются описания стран. Но в ней не содержится указаний на произношение имен и не упоминаются долготы и широты. Таким образом, оказываются неизвестными местоположение и произношение большей части имен, которые она упоминает. А не зная этого, невозможно получить полной пользы [от этой книги].

[К их числу относится также] книга шерифа ал-Идриси, относительно государств и путей, и книга Ибн Хордадбеха и другие книги, и все они следуют образцу Ибн Хаукала в том, что не содержат указаний на правильное произношение имен и долгот и широт.

Что же касается астрономических таблиц и книг, которые посвящены долготам и широтам, то они лишены указаний на правильное произношение имен и на рассказы с описанием городов.

Что же касается книг, посвященных исправлению имен и точной их передаче, таких, как „Китаб ал-ансаб" ас-Сам‘ани, „ал-Муштарик" Йакута ал-Хамави, „Китаб музил ал-иртийаб ‘ан муштабих ал-интисаб" и „Китаб ал-Файсал" (обе они принадлежат Абу-л-Маджиду Исма‘илу ибн Хибату-л-лаху ал-Маусили), то они содержат в себе правильное написание имен, но не содержат долгот и широт. А когда не знают долгот и широт, то не знают местоположения этой страны и не знают ни восточного, ни западного, ни южного, ни северного по отношению к этой стране направления.

Когда мы прочли это и поразмыслили над этим, мы собрали в этом сокращении то, что было рассеяно в упомянутых книгах, не претендуя на охват всех стран или даже бóльшей их части, ибо это — дело, осилить которое нет надежды, так как все посвященные этой отрасли книги содержат лишь крайне малую часть. Действительно, об области Китая, несмотря на ее величину и большое число ее городов, до нас доходят лишь исключительные и редкие известия, и это при том, что эти известия не проверены. Так же обстоит дело и с областью Индии. Подлинно, известия о ней, которые доходят до нас, путаны и не проверены. То же можно сказать и о стране булгар, о стране черкесов, стране русов, стране сербов, стране валахов и стране франков, начиная от Константинопольского пролива до Западного Окружающего моря. Это многочисленные страны и очень обширные, большие государства, и, несмотря на это, у нас неизвестны названия их городов и условия существования этих стран, и из них упоминают лишь только редкие и немногочисленные. Точно так же обстоит дело и со странами Судана в южной стороне. Они так же страны многочисленные и принадлежат различным видам ал-хабаша, зинджей, нубийцев, жителей Такрура и Зайла и других. Но до нас доходят лишь редкие и небольшие известия об этих странах. Бóльшая часть книг о путях и государствах исследует страны ислама и, несмотря на это, не перечисляет их все до конца. Но подобно тому, как говорят „то, что неизвестно целиком, не отбрасывают целиком", потому что знать часть лучше, чем не знать ничего" (Арабские источники XIIIXIV вв., с. 243–244).

Жалоба Абу-л-Фиды на редкие известия о Китае кажется удивительной, если вспомнить, сколько арабских купцов торговали с Китаем при Хубилае. Сирия была потенциальным противником ильханов, в силу этого она оказалась в изоляции, в том числе, в изоляции от научных достижений эпохи. В своей географии Абу-л-Фида смог по-новому организовать старый материал. Написать сочинение, подобное книге Марко Поло, он не мог.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13  Вперед
17 сентября 2009      Автор: admin      Просмотров: 40750      

Другие статьи из этой рубрики

Д.М. Исхаков. термин "татаро-монголы/монголо-татары": понятие политическое или этническое? Опыт источникового и концептуального анализа

Несмотря на усиление в последние годы внимания исследователей к этническим аспектам процесса формирования на рубеже XII-XIII вв. Великиго Монгольского государства, одна из ключевых проблем этого периода, связанная с определением этнической принадлежности татарских и других, связанных с ними кланов, все еще остается дискуссионной. Настоящая статья посвящена анализу данной проблематики с целью выработки более однозначного понимания этнической ситуации в Центральной Азии периода становления там Еке Монгол Улуса. В итоге рассмотрения существующих в историографии подходов относительно этнической номенклатуры, применявшейся монгольскими и китайскими источниками по отношению к расселявшимся в этой зоне тюркским и монгольским группам, автор статьи склоняется к мнению о тюркской этнической принадлежности татар и некоторых других (найманы, меркиты), известных по источникам, кланов, с которыми в ходе формирования "народа монголов" столкнулся Чингиз-хан. При этом устанавливается историческая связь домонгольских татар с Кимакским и Уйгурским каганатами, в том числе выявляется их принадлежность к элитным - "царственным" слоям названных тюркских государств. А это, в свою очередь, позволяет выявить присутствие татарского со-ставного элемента у восточных кыпчаков-кимаков (йемеков), имевших тесные связи с последней династией хорезмшахов. Общий вывод, который следует из материала, подвергнутого детальному и комплексному изучению в поставленном ракурсе, сводится к тому, что необходимо новое понимание термина "монголо-татары", являющегося не навязанным китайскими чиновниками понятием, а содержательным поли- тонимом, маркирующим двусоставной - тюрко (татарско)-монгольский характер государствообразующего "народа" Великой Монгольской империи. В публикации также делается заявка на продолжение данной темы применительно к Улусу Джучи.

Агаджанов С.Г. К этнической истории огузов Средней Азии и Казахстана.

Огузские племена, наряду с другими кочевниками Евразии, сыграли значительную роль в сердневековой истории Западной Азии и Восточной Европы. Вступление огузов на арену мировой истории произошло в эпоху насыщенную стремительными и бурными событиями. Это была пора гибели Саманидского и Буидского государств, распада Газневидской державы и заката Византийской империи. Значительным событием данной эпохи явилось образование империи Сельджукидов и начало крестовых походов, поэтому исторические судьбы огузов тесно переплетены со многими регионами Ближнего и Среднего Востока, Передней и Малой Азии. Заметный след огузские племена оставили и в истории Причерноморья, Южной Руси и Балканского полуострова.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2019 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов